Диаспора

Смогут ли армяне США объединиться для совместного построения Музея Геноцида?

armtoday.info

После неприятных судебных тяжб, длившихся примерно 4 года, федеральный суд Соединенных Шатов в прошлом месяце принял решение по поводу встречных судебных исков фонда «Семья Гафесчян» и Армянской Ассамблеи Америки. Данный спор касался создания музея и мемориального комплекса памяти жертв Геноцида армян (AGM&M), который расположится в двух кварталах от Белого Дома.

Судья Коллин Коллар-Котелли сделала то, чего никогда не делал ни один суд, она начала 190-страничный вердикт с ужасающих строк Адольфа Гитлера: «В конце концов, кто сегодня говорит об уничтожении армян?». Она продолжила, объяснив, что Гитлер имел в виду удавшиеся правительству Османской Турции усилия, приложенные в ходе Первой Мировой войны и направленные на уничтожение проживающего у себя на исторической родине армянского народа, ныне известное как Геноцид армян». Затем судья добавила: «Геноцид армян широко признан как первый геноцид 20-го века. Накануне Первой мировой войны примерно 1,5 млн из 2,1 млн армян, проживающих в Османской империи, были убиты, еще сотни тысяч армян депортированы. В то время армянский народ подвергся депортации, конфискации имущества, насильственной смене вероисповедания, похищениям, мучениям, резне и голоду».

Армянская Ассамблея и «AGM&M» в судебном иске утверждали, что Джеральд Гафесчян и вице-президент фонда «Семья Гафесчян» Джон Уотерс нарушили обязательства в отношении «AGM&M» и Ассамблеи, что Гафесчян нарушил свое обязательство касательно добросовестной и справедливой сделки с Ассамблеей, кроме того, Гафесчян и Уотерс незаконно завладели коммерческими тайнами Ассамблеи. Судья посчитала, что все эти обвинения безосновательны.

В ответ на обвинения фонда «Семья Гафесчян» суд счел, что «ни Ассамблея, ни «AGM&M» не нарушили соглашения о гранте и перечислении средств или соответствующих договорных обязательств по справедливой сделке». Суд также принял решение о том, что требование «о несправедливом обогащении заблокировано имеющимися письменными соглашениями».

До вынесения судебного вердикта судья Коллар-Котелли усердно восстановила цепочку запутанных и зачастую враждебных отношений между сторонами, несмотря на то обстоятельство, что на протяжении долгих лет они вместе работали в советах Армянской Ассамблеи, «AGM&M» и в комиссиях по различным проектам. Некоторые руководители Ассамблеи, давая показания в суде, не сумели вспомнить основных деталей встреч и мероприятий, еще больше усложнив дело: суд заподозрил, что подобная «потеря памяти больше обусловлена целесообразностью, нежели недостатком знаний».

Суд догадался, что «амнезия» руководителей Ассамблеи Грайра Овнаняна, Вана Григоряна и Питера Восбикяна – «не что иное, как попытка (осознанная или неосознанная) уменьшить степень своего участия в соглашении, которое вышло боком для Ассамблеи». Затем судья заявила, что некоторые протоколы собраний музейной комиссии либо вообще отсутствуют, либо их текст, как минимум, один раз менялся представителем Ассамблеи.

Судья последовательно докопалась до истоков возникновения спора в 2000 году, когда Ассамблея заплатила 7,25 млн долларов за покупку здания банка, находящегося в Вашингтоне, как возможного места для музея Геноцида армян. Эту сумму Ассамблее в равной мере подарили Ануш Матевосян и фонд «Семья Гафесчян». Фонд «Семья Гафесчян предоставил Ассамблее еще и кредит в размере 500 тыс. долларов. В дальнейшем Гафесчян заплатил дополнительно 12 млн долларов для приобретения еще четырех строений рядом со зданием банка и передачи в дар Ассамблее, чтобы ААА сумела расширить территорию, отведенную под музей. Осуществив этот вклад, Гафесчян включил в соглашение, подписанное 1 ноября 2003 года, «положение о возвращении», поставив условие вернуть грантовые средства или подаренную собственность фонду «Семья Гафесчян», если до 31 декабря 2010 года Ассамблее не удастся завершить создание музея.

Изначально музей предполагалось открыть в апреле 2002 года. Поскольку члены комиссии стали спорить по поводу объема проекта и других вопросов, срок открытия музея был перенесен. Но и теперь, спустя почти 10 лет, открытие музея в обозримом будущем не предвидится. В то время как председатель Совета музея Овнанян предпочитал ограничить бюджет музея до 15 млн долларов, Гафесчян предлагал более амбициозный проект, стоимость которого во много раз превышала эту сумму. Гафесчян был также обеспокоен тем, что спорная комиссия по армяно-турецкому примирению, которую во многом поддерживали Овнанян и Григорян, разочарует возможных благотворителей, которые могли бы вложить средства в создание музея.

После нескольких неудачных попыток достижения взаимного согласия относительно спорных проектов, Гафесчян пришел к заключению, что их разногласия носят непримиримый характер. Он покинул совет музея и потребовал, чтобы, согласно заранее подписанному «соглашению о возвращении», собственность была возвращена фонду «Семья Гафесчян». Овнанян рассерженно заявил Уотерсу: «Я приложу все усилия, чтобы потопить его самого [Гафесчяна] и его фонд». 13 сентября 2006 года Гафесчян подал в отставку с поста председателя и президента «AGM&M».

В дальнейшем обе стороны подали отдельные судебные иски и встречные иски, содержащие ряд требований. Самым важным результатом длительного судопроизводства стало решение судьи Коллар-Котелли, согласно которому содержащееся в соглашении о гранте положение относительно возвращения «действительно и подлежит исполнению», а это означает, что фонд «Семья Гафесчян» вправе обратно получить собственность, которая ранее была пожертвована Армянской Ассамблее Америки. Более того, суд решил, что фонд «Семья Гафесчян» сохраняет право одного кресла в составе попечительского совета «AGM&M», состоящего из четырех человек.

Помимо этого, судья посчитала, что, хотя Ассамблея нарушила договорные обязательства в отношении фонда «Семья Гафесчян», не выплатив обещанных 500 тыс. долларов в марте 2000 года, фонд «Семья Гафесчян» не может получить назад эту сумму, поскольку, по закону, срок обращения в суд по этому вопросу уже истек.

Затем судья приняла решение, согласно которому «AGM&M» обязуется компенсировать расходы на адвокатов, осуществленные Гафесчяном и Уотерсом для защиты от иска, поданного против них Ассамблеей или «AGM&M»: в конце этого месяца суд должен определить размер компенсации за судебные издержки, которые, по словам Гафесчяна и Уотерса, составляют 3 млн долларов.

Федеральный судья Коллар-Котелли в своем всеобъемлющем заключении призвала обе стороны «постараться мирно разрешить остальные споры». Она искренне пожелала, чтобы «после многолетней правовой борьбы стороны оставили в стороне свои разногласия и осуществили достойную похвалы цель по созданию музея и мемориального комплекса памяти жертв Геноцида армян».

Очевидно, что дальнейшие судебные процессы станут лишней тратой времени и денег. Если стороны не в состоянии быстро достичь соглашения, то руководители крупных армянских организаций Америки и другие благотворители должны пойти навстречу и выразить готовность объединиться, осуществить необходимые программы и найти средства для реализации этой важнейшей программы в столице Соединенных Штатах.

Уникальная идея создания музея, которая впервые возникла 12 лет назад, может выиграть от дополнительных предложений разных секторов армянской общины Америки. Помимо того, что в музее будут содержаться экспонаты и материалы, доказывающие факт Геноцида армян, это музей может стать также исследовательским центром для ученых и юристов-международников и помочь им через государственные и международные суды отстаивать законные требования армян, предъявляемые к Турции. Музей может также продемонстрировать ценность не только самого существования армянского народа, но и его возрождения, а также солидного вклада армян в развитие Соединенных Штатов и мирового сообщества.

Арут Сасунян,
издатель и редактор газеты «Калифорнийский курьер»

Обсудить на форуме >>>
Loading