Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница
А.А. Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке
БИБЛИОТЕКА САР
СПОРТКЛУБ САР
АНСАМБЛЬ НАРОДНОГО
ТАНЦА "ЦВЕТЫ АРМЕНИИ"

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Демонстрация политической воли?

 

Сегодня в Праге состоится встреча между президентами Армении и Азербайджана – Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым. Ажиотаж вокруг этой встречи достаточно большой, некоторые даже говорят о существенном прорыве в процессе переговоров по урегулированию Нагорно-карабахского конфликта. Однако, судя по некоторым признакам, а также интервью американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ, подписание какого либо документа в столице Чехии не предвидится. Тем не менее, посредники, которые будут принимать участие во встрече президентов, оптимизма не теряют.

В заявлении М. Брайзы азербайджанскому информагентству «АПА», а также Б. Фасье ясно указывается, что переговоры идут вокруг разработанных два года назад в Мадриде принципов. Напомним, что эти принципы предполагают фиксацию права Нагорно-Карабахской Республики на самоопределение. Однако и Брайза и Фасье пока говорят о согласованности «большинства пунктов», но никак не о всех. К этому посредники пока лишь «стремятся».

Нетрудно догадаться, какие пункты Мадридских принципов остаются несогласованными. На это однозначно указывают заявления президентов Армении и Азербайджана. Так, если С. Саргсян заявляет, что НКР имеет право на самоопределение, то Алиев при каждом удобном случае упоминает о территориальной целостности возглавляемой им республики. При этом необходимо отметить, что НКР уже реализовала свое неотъемлемое право на самоопределение, а Алиев добивается восстановления территориальной целостности советского Азербайджана, правонаследником которого не является.

Трудно представить, как при таких подходах можно «найти взаимопонимание» по ключевым пунктам Мадридских принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Учтем также, что на нынешнем этапе переговоров в них не принимает участия сама НКР, слово которой, безусловно, будет решающим, что бы там ни решали посредники. Напомним также, что любое «взаимопонимание» должно быть закреплено референдумом в Армении и НКР. Исходя из этого представляется, что пражской встрече практически уготована судьба многих других предыдущих прямых переговоров между двумя президентами. Думается, что до следующей встречи президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге ничего интересного в этом плане не произойдет.

Тем не менее, есть ощущение того, что позиция Азербайджана может претерпеть изменения. Ощущения эти исходят от недавнего теракта в стенах здания Азербайджанской государственной нефтяной академии. Если собрать воедино всю информацию азербайджанской прессы об этом инциденте, то выводы напрашиваются сами собой: а) теракт совершил не обвиняемый в этом Фарда Гадиров; б) теракт совершен властями, по крайней мере, с ведома властей Азербайджана. Тема теракта в АГНА выходит за пределы данной статьи, тем не менее желательно указать хотя бы на пару причин, позволяющих прийти к указанным выводам.

Оставим в стороне показания отца Фарды о том, что его сын не владел оружием. Гораздо интереснее другое: Фарда «застрелился», имея при себе большое количество (свыше семидесяти) патронов, что совершенно не присуще террористу. По логике «жанра» он должен был застрелиться последним патроном. Байки о том, что он застрелился, будучи окруженным полицейскими, оставим для азербайджанского обывателя: во-первых, полиция прибыла к месту, когда уже все было кончено; во-вторых, полиция долго не могла найти его труп! Преподавательница вуза видела у входа в АГНА две черные машины, сидящие в которых люди никак не реагировали на суматоху и выстрелы. Отъехали эти машины после того, как стрельба затихла, а из здания академии вышел высокий молодой человек и сел в одну из них. Все это, повторим, произошло до приезда полиции.

Различные полицейские (действующие и в отставке) в своем рвении услужить властям рассказали интересные истории. По одним из них за Фардой следили (!!! – Л. М.-Ш.), и он, загнанный, вбежал в АГНА, где стал расстреливать людей. Другая «полицейская» история не менее интересна: полицейский там восхваляет собственную службу, не давшую Фарде произвести теракт в метро.

Наконец, сенсационная утечка головотяпов из прокуратуры Азербайджана. Не успела полиция обнаружить труп Фарды, как прокуратура Азербайджана заявила о том, что застрелившимся убийцей является Алиев Надир, гражданин Грузии. «Застрелившимся», как теперь известно, явился Фарда, также гражданин Грузии. Однако через несколько часов был задержан... Алиев Надир, гражданин Грузии, которому предъявлено обвинение в... пособничестве Фарде (!!! – Л. М.-Ш.). Однозначно можно сказать, что в этой суматохе никто не мог узнать Надира Алиева: перепуганные студенты говорили о русских, арабах, неграх, но никак не об азербайджанцах. Указанная утечка, как и другие факты, не оставляют сомнений: теракт произошел с ведома властей или, по крайней мере, руководства правоохранительных структур Азербайджана. Остается понять: зачем надо было Азербайджану устраивать бойню собственной молодежи?

И здесь нам придется вновь вернуться к переговорам по урегулированию нагорно-карабахского конфликта и открытию армяно-турецкой границы. Не секрет, что после заявления МИДов Армении, Турции и Швейцарии о наличии «дорожной карты» по поводу открытия армяно-турецкой границы, отношения между Азербайджаном и Турцией заметно охладели. Частые заявления руководителей Турции о том, что «дорожная карта» не способна повлиять на отношение Анкары к карабахской проблеме лишь усиливают подозрительность Баку по отношению к своему ближайшему союзнику. Баку обоснованно опасается, что Турция пренебрежет интересами Азербайджана ради интересов собственных.

Подозрения Баку подогреваются отдельными заявлениями вовлеченных в процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта политиков. Так, М. Брайза в уже упомянутом интервью информагентству «АПА» на вопрос о том, учитывает ли согласованная Анкарой и Ереваном «дорожная карта» проблему карабахского конфликта, ответил: «Мы имеем два процесса: карабахский конфликт и, отдельно, турецко-армянские отношения. Это два разных процесса». В Баку как раз отчаянно желают, чтобы этот процесс был единым. Понимая это, Брайза пытается успокоить азербайджанское общество: «Улучшение турецко-армянских отношений улучшит дипломатическую и психологическую ситуацию в регионе. А это означает улучшение среды для карабахского процесса».

Однако политизированное общество Азербайджана предпочитает обратную ситуацию, когда решение карабахской проблемы с обязательным сохранением «территориальной целостности» советского Азербайджана улучшит среду для налаживания армяно-турецких отношений. Как видим: от перемены мест слагаемых сумма в нашем случае изменяется значительно, и в Баку это понимают. Но понимание далеко еще не означает возможность влиять на ситуацию.

Баку находится в безвыходной ситуации: на фоне отсутствия серьезных правовых аргументов по проблеме НКР, ему, при всей агрессивности заявлений, нельзя портить отношения с Турцией, с которой Азербайджан связан не только этническим родством, но и газовыми и нефтяными трубами. Кроме того, поворот в сторону Москвы неминуемо повлечет за собой ухудшение отношений уже не только с Турцией, но и западными странами, некоторые из которых являются хозяевами азербайджанских энергоресурсов не в меньшей степени, чем сам Баку. Третьего варианта союзнических отношений у Баку просто нет.

И, судя по всему, после долгих колебаний и демонстративного отказа Алиева полететь в Стамбул на «Саммит цивилизаций», Баку все же сделал выбор в пользу Турции и Запада. На это указывает и участие Азербайджана в учениях НАТО в Грузии в рамках программы «Партнерство во имя мира», и заявление о возможно полной интеграции Азербайджана в структуры НАТО. Но наиболее выразительными являются ежедневно звучащие из Баку обвинения в адрес России по организации теракта в АГНА. Единственным, кстати, «аргументом» в пользу версии о «российском следе» теракта является то, что Фарда Гадиров долгие годы жил в России. При этом тщательно замалчивается то, что второй фигурант этого дела не меньше лет прожил в Украине, а все, без исключения, подозреваемые и обвиняемые являются гражданами Грузии.

Незадолго до своей отставки с поста министра иностранных дел Турции А. Бабаджан, комментируя подход глав Армении и Азербайджана к нагорно-карабахскому конфликту, заявил: «преодолен один из основных барьеров – демонстрация сторонами политической воли». Данное заявление А. Бабаджана не может явиться случайным: он безусловно хорошо осведомлен о настроениях в руководстве Азербайджана. Хотя бы по той простой причине, что Турция сама нередко формирует эти настроения. Но слова словами, а эту самую политическую волю необходимо еще и продемонстрировать. Хотелось бы ошибиться, но, как указывают факты, кровавый теракт в АГНА как раз явился демонстрацией пресловутой политической воли. Она, как известно, нередко зиждется на страхе населения.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН,

Обозреватель информационного отдела САР

Руководитель портала Voskanapat.info