Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница Посла доброй воли ЮНЕСКО Ара Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке

 

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Реальность нереальных подходов

 

Как известно, нынешний переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта ведется на основе так называемых Мадридских принципов, предложенных международными посредниками в ноябре 2007 года, которые усматривают в них оптимальную основу для разрешения проблемы. В этой связи представителями стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху - России, Франции и США - подчас выражается надежда на реальную возможность для прорыва в решении проблемы в видимой перспективе.

Жизнь показала несостоятельность подобных прогнозов – практических результатов как не было, так и нет. И это при том, что в совместном заявлении глав делегаций стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ и министров иностранных дел Армении и Азербайджана, принятом по итогам встречи 1 декабря 2009 г. в Афинах, отмечалась «позитивная динамика переговоров», способствовавшая «движению к согласованию основных принципов мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта».

Разумеется, оптимизм посредников не может не радовать, тем более, когда они говорят о реальной возможности добиться перелома в процессе урегулирования. Но здесь, как ни покажется парадоксальным, возникает вопрос о (простите за каламбур) реальности самой продекларированной ими реальности. Ведь чтобы упомянутые принципы «заработали», то есть служили основой для поиска и, главное, нахождения окончательного решения, требуется одно немаловажное условие, а именно – адекватное восприятие участниками процесса урегулирования положений Мадридского документа. Иными словами, прежде чем начать договариваться на базе вышеупомянутых принципов, и сторонам, и модераторам необходимо уточнить, кто как понимает и трактует ту или иную формулировку предложенных сопредседателями Минской группы положений. В противном случае мы рискуем стать свидетелями сцены из известной басни Крылова о лебеде, раке и щуке, продемонстрировавших неэффективность и безрезультатность многовекторности при очевидном разногласии сторон.

Надо сказать, нечто подобное, напоминающее хаотическое броуновское движение, мы наблюдаем и сегодня в действиях и поступках нынешних участников переговоров – Армении и Азербайджана. Даже неглубокий анализ ситуации в переговорном процессе подтверждает, что серьезных оснований для достижения значимого успеха не имеется. И причин тому несколько.

Прежде всего, базовые позиции сторон карабахского конфликта по-прежнему остаются трудносовместимыми, более того, полярно противоположными. Поведение Баку, которое в обозримом будущем едва ли претерпит изменения, со всей определенностью свидетельствует о его нежелании в своей переговорной политике исходить из трезвой оценки существующих реалий. Очевидно, что расчеты, которые строятся на иллюзиях, не могут привести к позитивным результатам.

Другая причина безрезультатности переговорного процесса, как нам представляется, это - разное понимание и интерпретация официальными Ереваном и Баку лежащих на столе переговоров предложений. В этой связи возникает резонный вопрос: как посредники вместе с Ереваном и Баку намерены двигаться вперед и уж тем более добиваться прорыва, если каждая из переговаривающихся сторон понимает суть предложений по-своему? Не говоря уже о том, что Баку по-прежнему продолжает выступать с позиции силы, угрожая возобновлением войны. Это лишний раз подтвердили, в частности, и выступления азербайджанского президента в Англии сразу после саммита G8, где прямо говорилось о недопустимости военного решения конфликта. Все это, конечно же, не вселяет оптимизма, который питают посредники.

Но вернемся к самим Мадридским принципам и их трактовке Ереваном и Баку. Так, если Ереван расценивает предусматриваемую принципами возможность определения статуса Карабаха путем свободного волеизъявления его народа как позитив, то Баку трактует это положение как требование о проведении референдума на всей территории Азербайджана. Причем позиция официального Баку заключается в том, что любое решение должно обязательно исключать саму возможность нахождения Нагорного Карабаха вне пределов Азербайджана. Президент Ильхам Алиев неоднократно заявлял, что «Азербайджан никогда не предоставит Нагорному Карабаху независимость», и априори уже решил, что максимум, на что Баку может согласиться, это дать Карабаху «самую широкую автономию» в составе Азербайджана. И это в то время, когда одним из принципов урегулирования конфликта всеми посредниками признается также право на самоопределение. Кстати, 18 декабря минувшего года ООН приняла резолюцию «Всеобщая реализация права народов на самоопределение», в которой содержится призыв уделять особое внимание случаям попрания этого принципа, как одного из основополагающих в международном праве. Парадокс в том, что под резолюцией поставил свою подпись и Азербайджан, который, однако, неизменно заявляет о приоритетности, примате принципа территориальной целостности. И как же в таких условиях посредники могут говорить об определении статуса Нагорного Карабаха через юридически обязательную процедуру волеизъявления, если Алиев пытается узурпировать право народа Нагорно-Карабахской Республики, самолично определяя, что можно «дать» Карабаху?

Такая позиция Баку, на наш взгляд, является также результатом того, что сама процедура волеизъявления не четко прописана в обновленных Мадридских принципах, что позволяет Азербайджану трактовать подход посредников в угоду собственным интересам.

Та же неразбериха с самим понятием «Нагорный Карабах», что в свою очередь вносит неясность в вопрос гипотетической реализации положений Мадридского документа, касающихся, в частности, вывода войск, обеспечения сухопутной связи между Нагорным Карабахом и Арменией. Судя по всему, посредники с подачи Баку понимают под Нагорным Карабахом бывшую Нагорно-Карабахскую автономную область, что искажает суть конфликта и игнорирует его результаты. Перечень нестыковок, которые объективно затрудняют процесс урегулирования, можно продолжить, но, полагаем, и приведенных достаточно для того, чтобы понять всю сложность достижения реалистичного результата. Приходится лишь напомнить посредникам, что здесь, как в медицине – эффективное лечение болезни возможно только при правильном определении диагноза.

Мадридские принципы, как уже отмечалось, лежат на столе переговоров с 2007 года. С тех пор они претерпели некоторые изменения и стали называться обновленными. В чем их новизна, сказать трудно, ибо основные положения данного документа остались прежними и неприемлемы для карабахской стороны. Скорее всего, проработка указанного документа пока не завершена, а значит, надеяться в этих условиях на достижение результата на основе несовершенных принципов едва ли стоит. Тем более что Мадридские принципы официальному Степанакерту даже не были представлены, и в этой связи кажется весьма проблематичной имплементация будущего решения по конфликту, принятого без участия Нагорного Карабаха, который Будапештским саммитом ОБСЕ был признан полноправной стороной конфликта. В подобных условиях НКР имеет полное право не брать на себя обязательство по реализации гипотетического мирного соглашения, принятого без её участия, и уж тем более, если оно будет противоречить её интересам. Все это в очередной раз подтверждает необходимость участия НКР в переговорном процессе на всех его этапах, вплоть до заключения основного договора.

Важным фактором, влияющим на процесс карабахского урегулирования, является политическая ситуация на Южном Кавказе, которая зависит от ряда компонентов, в частности, интересов активных игроков региона. Очевидно, что интересы главных действующих лиц – России, Ирана, США, Евросоюза - все еще входят в противоречие друг с другом. Однако обращает на себя внимание чрезмерная активность Турции в ее упорных попытках втиснуться в число сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Видимо, потерпев фиаско с пресловутой «Платформой стабильности и сотрудничества на Кавказе», а также в процессе нормализации армяно-турецких отношений, Анкара все же не отказалась от намерения стать ведущим государством в регионе с тем, чтобы оказывать воздействие на идущие здесь процессы, включая нагорно-карабахский, в собственных интересах.

Обнародование обновленных Мадридских принципов, возможно, преследовало, в том числе, цель прозондировать общественное мнение в странах-участниках конфликта. Если это действительно так, то одной цели посредники уж точно добились, узнав мнение карабахского населения. Оно со всей определенностью и практически всеми структурами общества – и властными, и парламентскими, и неправительственными - было сформулировано в процессе публичного обсуждения принципов. А состоит это мнение в том, что упомянутые принципы созвучны позиции Азербайджана, и уже потому для НКР неприемлемы. Но самое главное в этом мнении заключается в следующем – Нагорный Карабах в результате жестокой борьбы с Азербайджаном отстоял свое право на независимую государственность, и теперь вопрос только в международном юридическом признании этого статуса. Вне зависимости от нереальных желаний Баку и дипломатических реверансов Еревана.

В нынешнем году председательство в ОБСЕ перешло от Греции к Казахстану. Удастся ли Астане внести перелом в пребывающий в стагнации процесс урегулирования или же всё останется на уровне благих пожеланий, покажет время. По крайней мере, новый Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Казахстана Канат Саудабаев, будучи в Ереване, подчеркнул, что среди приоритетов председательства Астаны в ОБСЕ особое место занимает разрешение так называемых затяжных конфликтов. При этом он добавил, что у Казахстана есть и дополнительные ресурсы для содействия урегулированию карабахского конфликта, и «знание истории проблемы». Нам остается только пожелать посредникам успехов. Ибо региону действительно нужен долгосрочный стабильный мир.

Леонид Мартиросян,
главный редактор газеты «Азат Арцах»

http://defacto.am/