Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница
А.А. Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке
БИБЛИОТЕКА САР
СПОРТКЛУБ САР
АНСАМБЛЬ НАРОДНОГО
ТАНЦА "ЦВЕТЫ АРМЕНИИ"

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Кому плясать под аплодисменты?

 

Итак, не из «достоверных» источников, не от приезжего оракула, а впервые из абсолютно официального источника мы имеем возможность познакомиться с Основными принципами, предложенными странами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ, по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В документе, опубликованном на сайте Белого Дома, рассекречены базовые принципы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Там же указывается, что так называемые Мадридские принципы основаны на принципах Заключительного Хельсинского Акта, о неприменении силы, территориальной целостности и равноправия и права на самоопределение.

Отметив вскользь, что некоторые страны, подписавшие Заключительный Хельсинский Акт, канули в прошлое, причем, с нарушением всех вышеприведенных принципов, примем как данность тот факт, что сами Принципы продолжают играть весьма существенную роль в межгосударственных отношениях. Отметим также и то, что предложения сопредседателей по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта действительно носят компромиссный характер и не предполагают чьей-либо выраженной победы. Это обстоятельство неминуемо приведет к тому, что и в Армении, и в Азербайджане, и, особенно, в НКР обязательно найдутся недовольные предложенными принципами решения проблемы.

Нужно, однако, понимать, что в процессе согласования и реализации предложенных сопредседателями Основных принципов, они, скорее всего, еще подвергнутся коррекции. Не думаю, что практически неизбежные изменения будут носить глобальный характер, гораздо вероятнее изменения «косметического» характера, но ведь хорошо известно, что дьявол кроется в деталях. По этой причине представляется необходимым поговорить именно о деталях каждого из оглашенных шести пунктов Основных принципов по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Пункт 1.

Возвращение районов, окружающих Нагорный Карабах под контроль Азербайджана.

Странное, надо сказать, начало. НКР предлагается отдать Азербайджану исконно армянские территории, коренное население которых было вырезано и депортировано в 1918 году объединенными силами турецкой регулярной армии и закавказских турок. Но давайте разбираться дальше, не опровергая априори пресловутый взаимный компромисс.

В данном случае крайне важным представляется определение термина «Нагорный Карабах». Карабах (если под этим географическим термином подразумевать лишь Арцах без Утика) действительно исторически подразделялся на Нагорный (или Верхний) и Низменный (или Равнинный). Нагорный Карабах – это Шаумянский, Мартакертский, Аскеранский, Мартунинский, Гадрутский, Джебраильский, Шушинский, Карвачарский, Кашатахский и, частично, Кубатлинский районы. Остальные районы Карабаха-Арцаха с той или иной степенью условности можно отнести к Низменному Карабаху.

Есть, однако, вполне обоснованные подозрения, что под термином «Нагорный Карабах» посредники имеют в виду лишь территорию бывшей армянской автономной области – НКАО. Попытки подобного «географического насилия» должны по возможности жестко пресекаться армянской стороной. Таким образом, защита самого географического понятия «Нагорный Карабах» превращается в одну из главных задач армянской дипломатии.

Необходимо также обусловить «возвращение», а по сути, дарение, Азербайджану районов Низменного Карабаха возвращением в пределы НКР, как минимум, Шаумянского района и шести армянских деревень Геташенского подрайона. Подобный обмен территориями наиболее полно отвечает нейтрализации взаимно болезненных итогов прошедшей войны и вполне объяснимых реваншистских настроений в среде как армянского, так и азербайджанского народов.

Пункт 2.

Предоставление Нагорному Карабаху переходного статуса, обеспечивающего его безопасность и самоуправление.

Формула выглядит несколько иезуитской. Зачем «предоставлять» Нагорно-Карабахской Республике некий переходный статус, если она добилась в ходе национально-освободительной борьбы и отражения прямой военной агрессии Азербайджанской республики главного – полного и неоспоримого государственного суверенитета. Отметим также и то, что безопасность НКР обеспечивалась не ее нынешним государственным статусом, а Армией Обороны НКР. Согласие НКР на гипотетический «переходный статус» означает не что иное, как признание правовой и юридической «спорности» провозглашения, построения и функционирования НКР. Однажды жители Арцаха и Утика эту ошибку совершили, и хочется надеяться, что уроки из этой ошибки были извлечены. Поэтому, думается, что армянская сторона должна настаивать на новой редакции этого пункта, который должен быть сформулирован примерно как

Сохранение за Нагорным Карабахом его нынешнего статуса, обеспечивающего его безопасность и суверенитет, до легальной и обязательной процедуры волеизъявления его населения.

Пункт 3.

Коридор между Арменией и Нагорным Карабахом.

Казалось бы, короткая, ни уму, ни сердцу ничего не говорящая фраза. Проблема опять упирается в определение понятия «Нагорный Карабах». И Карвачарский, и Кашатахский районы, бесспорно, входят в понятие «Нагорный Карабах», а при их сохранении под контролем НКР само понятие «коридор» теряет смысл. Однако этот пункт указывает на то, что под понятием «Нагорный Карабах» посредники имеют в виду НКАО. Совершенно недопустимый, чреватый обязательными будущими войнами, подход. За «спиной» у НКР не должно быть азербайджанских территорий, иначе ситуация неминуемо вернется к довоенной, что в данном случае означает – предвоенной. Территория от Аракса до Мравского хребта должна быть сохранена за НКР. Это требование исходит не от стремления к получению территориальных репараций, а как напоминание миру о жесточайшем геноциде и массовой депортации армян с этих районов в 1918 году, а также как гарантия невозобновления войны в обозримом будущем.

Пункт 4.

Определение статуса Нагорного Карабаха через юридически обязательную процедуру волеизъявления.

Данный пункт также нуждается в коррекции. К нему необходимо прибавить два слова: его населения. Азербайджан давно уже говорит о том, что статус НКР должен определиться на «общереспубликанском» референдуме. И хотя абсурдность подобных заявлений очевидна и не нуждается в разъяснениях, тем не менее, необходимо добиться правки заранее, во избежание будущих ненужных споров.

Следует заметить, что уже само согласие НКР на этот пункт является достаточно серьезным компромиссом, так как он косвенно ставит под сомнение правомочность и легитимность всенародного референдума от 10 декабря 1991 года. Поэтому согласие на повторное проведение референдума должно быть обусловлено гарантиями признания его результатов со стороны ООН.

Пункт 5.

Право вынужденных переселенцев и беженцев возвратиться на места своего проживания.

Чисто гуманитарная, на первый взгляд, проблема, является исключительно многогранной и сложной. О каких беженцах идет речь? Как представляют себе миротворцы-посредники возвращение армян, например, в Сумгаит? Скорее всего, никак. Следовательно, речь идет о вынужденных переселенцах из районов, оказавшихся непосредственно в зоне боевых действий.

Претворение данного пункта требует дифференциации переселенцев не только по национальному, но и по территориальному признаку. А сама дифференциация нуждается в упрощении.

Так, азербайджанцы, в разумном времени, не могут иметь возможность возвращения в районы, находящиеся в составе НКР: Шуши, Карвачар, Кашатах, Мартакерт и т.д. Точно так же армяне Ханларского (Гей-Гельского), за исключением Геташенского подрайона, Дашкесанского, Шамхорского и других районов, остающихся в пределах Азербайджана, лишены возможности вернуться к своим очагам. Вынужденные переселенцы могут возвратиться лишь в безопасные районы, находящиеся под контролем «собственного» государства.

Подобный подход к проблеме вынужденных переселенцев обеих национальностей представляется наиболее разумным, исключающим риск возникновения новых очагов межнациональных столкновений. Возможно, стоило бы подумать о паспортизации и ревизии домов и квартир, оставленных беженцами и вынужденными переселенцами, предоставлении им жилья за счет беженцев и переселенцев противной стороны.

Пункт 6.

Гарантии международной безопасности, предусматривающие миротворческие операции.

Собственно говоря, гарантии миротворца уже 15 лет выполняет Армия Обороны НКР, благодаря которой с 1994 года мы имеем возможность наблюдать режим прекращения огня. Институт миротворцев эффективен лишь в тех случаях, когда противоборствующие стороны не готовы решить свои споры с помощью силы, как это происходит, например, на Кипре. В противном случае никакие миротворцы не готовы, а зачастую и не способны, как это было, например, в Сербии или Хорватии, пресечь или остановить вооруженные действия двух сторон. Известны случаи, (Сомали, Судан) когда миротворческие силы сами начинали воевать против одной из воюющих сторон. В нашем случае данный пункт способен лишь привести к разногласиям между посредниками, желание которых заиметь в Южном Кавказе военные базы давно уже не является секретом.

Речь может идти лишь о жестком международном контроле над количеством и качеством вооружения Армении, НКР и Азербайджана. Существующий по сей день паритет сил необходимо сохранить и поддерживать, это и будет наиболее эффективной гарантией невозобновления вооруженных действий. Необходимо также принять серьезные экономические и политические санкции против государств, продающих оружие одной из вовлеченных в конфликт государств.

В заключение, несколько слов о причинах публикации Основных принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Безусловно, эта «утечка» преследует цель зондирования настроений и подходов населения Армении, НКР и Азербайджана, степени их готовности к разумным взаимным компромиссам. Кроме того, публикация преследует цели подготовки населений этих государств к мысли о неизбежности компромиссов, нередко болезненных. Публикация Основных Принципов указывает также на то, что, по крайней мере, наиболее острые противоречия между вовлеченными в миротворческую деятельность государствами сняты или смягчены. Это является серьезным показателем решимости и/или готовности посредников уладить многолетний конфликт, нейтрализовать напряжение в закавказском регионе. Безусловно, похвальное решение. Но тем серьезнее и ответственнее должно быть отношение руководства армянских государств к происходящим процессам.

Опубликованный документ не может быть причиной для радости одних и переживания других. В первую очередь он указывает на ту огромную и, одновременно, скрупулезную работу, которую необходимо проделать нашим дипломатам и экспертам. Так, например, не мешало бы обратить внимание на очередность претворения предложенных посредниками пунктов Основных принципов урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Представляется, что указанный первым пункт должен «переместиться» на третье место. В этом случае предложенные пункты приобретают последовательность, в которой каждый из последующих пунктов является логическим продолжением предыдущего.

Мир нужен как Армении и НКР, так и Азербайджану. Всеобъемлющее урегулирование конфликта обеспечит не только мирное будущее, но и стабильность и процветание для всего региона. Трудно не согласиться с этим утверждением руководителей государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Однако еще более трудно понять упорное игнорирование сопредседателями в переговорном процессе основного участника конфликта – Нагорно-Карабахской Республики. Впрочем, как говорится, нет худа без добра. В случае неблагоприятного развития переговорного процесса за НКР сохраняется как моральное, так и юридическое право заявить о своем неприятии выработанных без ее участия каких-то Принципов какого-то урегулирования. Интересно было бы посмотреть, что в этом случае предпримут ОБСЕ и ее Минская группа. Особенно с учетом того обстоятельства, что сама НКР свои проблемы давно решила.