Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница
А.А. Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке

 

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Международное признание независимости НКР неизбежно

 

Вот уже несколько дней, как на страницахроссийского портала Регнумразвернулась дискуссияоб армяно-азербайджанских отношениях вообще, и о судьбе Нагорно-Карабахской Республики в частности. Дискуссия интересная, даже азартная, в пылу которой один из оппонентов даже решился на подлоги. Однако об этом позже. Пока же отметим, что «зачинщиком» виртуального столкновения выступил Илькин Меликов, опубликовавший статью под безапелляционным названием: «Реинтеграция Нагорного Карабаха в Азербайджан неизбежна». В ответ на эту статью, Станислав Тарасов опубликовал свою, с не менее выразительным названием: «Грехопадение азербайджанской дипломатии». Дальше пошло по нарастающей: оппоненты обменялись еще по одной публикации, затем в спор вмешался заместитель главного редактора агентства Регнум Виген Акопян, после чего вновь появилась статья Меликова. Думается, что на этом прения не будут прекращены, и мы будем иметь удовольствие наблюдать за продолжением схватки.

Однако уже сейчас возможно сделать несколько выводов из прочитанного. И первое, на что невозможно не обратить внимания: все вовлеченные в диспут стороны воспринимают и анализируют ситуацию как бы в будущем. Причем, в более чем сомнительном будущем. Поясню. И Меликов, и Тарасов, и Акопян рассматривают и анализируют возможные варианты развития армяно-азербайджанских отношений с момента… сдачи Азербайджанской республике исконно армянских территорий Арцаха (Карабаха).

ЛОЖНЫЙ ПОСЫЛ

Собственно говоря, «исходные позиции» для начала дискуссии положил И. Меликов, начавший свою статью строками «Сегодня возвращение Азербайджану семи районов вокруг Нагорного Карабаха выглядит уже вопросом времени. Это решённый вопрос». И далее попытался доказать сказанное примерами – действительными и выдуманными – сотканными из высказываний посредников из Минской группы ОБСЕ, а также армянских действующих и бывших политиков. При этом, повторяю, Меликов не стеснял себя ссылками, подтверждающими сказанное. К сожалению, его оппонент, видимо, поверил в порядочность Меликова, и априори принял его утверждения за правду. Думаю, если бы С. Тарасов знал, что под псевдонимом «Меликов» скрывается маниакальный провокатор, любящий играть в войнушки из берлинского далёка, он бы более придирчиво относился к его утверждениям.

Между тем, Меликов уже в первой статье наглядно объяснил, почему армяне не вправе дарить Азербайджанской республике ни сантиметра арцахской земли. Ибо, как без всяких околичностей указывает Меликов, любящий щеголять тем, что он является государственным служащим, единственная цель Азербайджана – это полное уничтожение, или выселение армянского населения из Арцаха. И если сегодня это сделать невозможно – высокомобильная и хорошо оснащенная Армия Обороны НКР занимает достаточно выгодные позиции – то после «возврата» семи районов эта задача значительно упростится. При этом в азарте виртуальной войны – единственно знакомой Меликову – он «завоевывает» Сюник и лишает Армению границы с Ираном. «Это будет означать конец Армении», - радостно восклицает он, словно прыщавый недоросль, победивший в компьютерной игре «Цивилизация».

Но Меликов, после дарения Азербайджану семи районов, готов «проявить снисходительность», если население НКР начнет «тихо уезжать. Как это произошло в Нахичеване (орфография от Меликова)». «Это, - продолжает виртуальное победное шествие Меликов, - будет означать конец миацума. Как и, собственно, самого Нагорного Карабаха».

Вот такой сценарий развития событий рисует нам «азербайджанский государственный служащий». И. Меликов. Любое развитие которого приводит к концу Нагорно-Карабахской Республики. Надо сказать, что в этот сценарий уверовали, кажется, и другие, действительно, государственные служащие этой республики. Некоторые из них уже взялись рассуждать на тему: миротворческие силы каких стран предпочтительнее видеть в Карабахе? Словно Нагорно-Карабахская Республика уже вывела свои войска из части Арцаха.

Между тем, у НКР нет никакого повода для отвода своих войск от границы с Азербайджанской республикой и дарения Азербайджану исконно армянской территории. Этот шаг противоречил бы не только самой логике развития отношений Степанакерта с Баку, равно как и итогам прошлой войны, но и истории, в том числе и недавней. Районы, о которых грезит Баку, еще до 1918 года были населены коренными армянами, вырезанными и депортированными объединенными силами регулярной турецкой армии и бандформированиями кочевых тюркских племен, осевших на территории, ныне именуемой Азербайджанская республика. Отдать эту территорию Азербайджану означает узаконить последствия геноцида армян и военного вторжения Турции, чего армяне не вправе себе позволить.

Однако в Азербайджане предпочитают иной подход к проблеме. Баку пытается преподнести своей и мировой общественности Мадридские принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта в качестве уже согласованного между сторонами конфликта документа. При этом старательно «забывает» указать, что эти принципы являются всего лишь предложениями посредников, каковых было много. На фундаменте этих принципов идут переговоры, не более того. Предаются умолчанию также и претензии и требования армянских государств, в частности, о возвращении под государственную юрисдикцию НКР ее неотъемлемой части – Шаумянского района и Геташенского подрайона, а также оккупированных в годы войны азербайджанской военщиной низменных частей Мартакертского и Мартунинского районов НКР.

Переговоры еще будут продолжаться, хочется того Азербайджану или нет. Более того, они не имеют шансов завершиться взаимоприемлемыми договоренностями (с этим в своей последней статье согласился даже Меликов) до тех пор, пока за стол переговоров не усядется полномочный представитель избранного руководства НКР. И пока не будут учтены требования армянской стороны. Лишь подобное развитие ситуации позволит Азербайджану «сохранить лицо» и закончить затянувшиеся споры без возобновления войны. Ибо война, как бы это не звучало прискорбно для Азербайджана, весьма вероятно, закончится очередным тяжелым поражением для Баку и новым этапом многолетних переговоров, на которых речь будет идти о совершенно другой территории. Если государство под названием Азербайджанская республика вообще будет существовать. Собственно говоря, это понимает и Меликов, несмотря на то, что о войне он знает лишь понаслышке, да по телевизионной хронике. Потому и упоминает о возможной будущей войне лишь в том случае, когда под «давлением» международного сообщества или отдельных держав Нагорно-Карабахская Республика подарит Азербайджану значительную часть закрепленной в Конституции НКР своей территории.

ТУРЕЦКИЙ «КОЗЫРЬ» МЕЛИКОВА

Но у Меликова есть еще один козырь: Турция. Турция, которой, согласно Меликову, достаточно было в 2001 году поиграть мускулами, в результате чего армия Ирана, как он выражается, «поджала свой хвост». Данный пример Меликов придумал в ответ на замечание Тарасова, что «нельзя исключать того, что в случае появления в Закавказье турецких войск аналогичные действия предпримет и Иран». Меликов, надеющийся на короткую память людей, вспомнил события восьмилетней давности, когда корабль ВМС Ирана прогнал азербайджанские исследовательские корабли «Геофизик-3» и «Алиф Гаджиев» (опять Алифу, «бравому защитнику» Ходжалу, пришлось бежать) из района нефтяного месторождения «Альборз», называемого в Баку «Алов». Тогда над Баку действительно полетали турецкие истребители, которых красочно описывающий их Меликов видеть не мог, по причине своего пребывания в одной из европейских столиц. Но дело в том, что «поджавшая хвост» иранская армия по сей день контролирует эти месторождения, и менее чем месяц назад запустила полупогружную буровую установку на месторождении «Альборз» для исследования нефтегазовых запасов. В церемонии принял участие президент Махмуд Ахмадинеджад, который выступил с программной речью, доказывающей бесспорную принадлежность этого месторождения Ирану. Что-то над Каспием не видно было турецких истребителей с их крутыми виражами и «пируэтами». Вслед за этим, напомним, так же, как и в июле 2001 года, о своих правах на другие спорные месторождения на Каспии заявила и Туркмения. Да, неудачное время выбрал Меликов для воспоминаний о событиях июля 2001 года. Однако если откровенная ложь помогает успокоиться лучше стакана холодной воды, то я ничего против этого не имею. Меликов вправе продолжать вводить читателей в заблуждение. Но и нас никто не лишал права опровергать явную ложь.

Весьма забавны наивные утверждения Меликова о Турции, которая «подыграла» Америке и помогла ей «продать Армении воздух». Меликов имеет в виду обещание не связывать между собой процессы открытия армяно-турецкой границы и урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Основывается столь оригинальный вывод Меликова на том, что «графика открытия границы и установления дипотношений в дорожной карте нет». При этом он старательно умалчивает, что нет и самой дорожной карты! Было лишь заявление о благих намерениях, которые должны были трансформироваться в дорожную карту. А надежды Меликова на то, что Турция будет тянуть с нормализацией отношений с Арменией до серьезных подвижек в карабахском урегулировании, хоть и обоснованны, но чреваты значительным ухудшением отношений между Анкарой и Вашингтоном. Поэтому трудно не согласиться с Тарасовым, логично указывающим, что «армянской дипломатии удалось не только вбить клин в азербайджано-турецкий стратегический альянс, но и заполучить союзников в лице ведущих западных дипломатий». Добавим также, что указанная деятельность армянской дипломатии способна связать Анкару по рукам и ногам в деле оказания помощи Азербайджану в возможной будущей агрессии против НКР.

Турция оказалась в тупике своей же политики по упрямому отрицанию геноцида. Вашингтон, пошедший навстречу Анкаре в апреле текущего года, ныне требует от Турции ответных шагов, далеко не последним из которых является открытие границы с Арменией. Безусловно, это нужно США для собственных интересов, в том числе и для проталкивания своего протеже в ЕС. Как и для выталкивания России из Южного Кавказа. Но нам в данном случае интересны не причины, а последствия. Открытие границы приведет к большей интеграции Армении с западным миром, в то время, как закрытые границы непременно ухудшат отношения Турции с США и ЕС. Что окажется доминирующим для Анкары, перспективы вхождения в ЕС или поддержка Азербайджану, покажет время. Но любой выбор Анкары оказывается на руку Армении, давно уже адаптировавшейся к жизни в блокадном состоянии.

УГРОЗА ВОЙНОЙ

Нынешний этап процесса переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта проходит под аккомпанемент звучащих из Баку воинственных заявлений. Угрозы возобновить войну звучат из уст президента Азербайджана Алиева, министра обороны этой республики (отсчитывающий угрозы Абиева счетчик давно уже зациклил), и разных незначительных персон, типа Меликова или штатного паяца Мамедханова. Вместе с тем, в Баку прекрасно осознают как мощь и боеспособность армянских государств, так и готовность их населения отстоять свою независимость. Понимают в Азербайджанской республике и то, что эта война может стать последней в недолгой истории этого государства.

В свою очередь в Армении и НКР понимают, что никакое «давление» международного сообщества и отдельных государств не может быть приравнено по степени значимости к опасности потерять НКР. Понимают в армянских государствах и то, что любое, даже незначительное с географической точки зрения отступление практически неизбежно обернется геноцидом населения. И не только Нагорно-Карабахской Республики, но и, как минимум, части Республики Армения. Возможные ссылки оппонентов на просвещенный ХХI век, или нередкий рефрен – «турок уже не тот» - столь же преступно наивны и бессмысленны, сколь преступно бессмысленны они были в начале прошлого «просвещенного» века. Никакие миротворческие или разъединительные силы не способны остановить кровопролитие (да и не будут они пытаться это делать), если одна из сторон решится на возобновление войны. Понимание этой истины диктует Азербайджану и армянским государствам планку требований на переговорах.

Азербайджан старается добиться поставленных перед собой целей посредством: а) «выбить» на переговорах территории, способные в будущем послужить плацдармом для новой агрессии; б) внедрить на эти территории миротворческие силы, призванные сохранять достигнутый за столом переговоров статус-кво; в) в целях лишения армянских вооруженных сил возможности оперативного маневрирования заселить эти территории азербайджанцами; г) дождаться удобного политического и, что гораздо важнее, военного момента для новой агрессии против НКР и «закрытия» проблемы Нагорного Карабаха.

Достижение Азербайджаном даже первого пункта данного плана превратит в неизбежность все последующие пункты, с обязательным ритуальным концом: массовой резней армянского населения НКР и немалого количества районов Республики Армения. Этого не скрывает и Меликов: «Семь районов - это само собой разумеющееся, а не предел мечтаний. Конечная цель - довершение многоэтапного процесса восстановления территориальной целостности страны и суверенитета Баку над Нагорным Карабахом». Подобные откровения, время от времени звучащие из уст азербайджанских «государственных служащих» являются лишним подтверждением того, что «дарение» даже пяди армянской земли Азербайджану неминуемо обернется большой кровью. И здесь Ереван и Степанакерт просто обязаны игнорировать любые предложения, касающиеся территориальных уступок. Никакое государство мира не вправе подвергать опасности армянский народ ради того, чтобы ублажить Азербайджан или карманы собственных нефтяных и газовых компаний.

Таким образом, главной задачей армянских государств становится сохранение контроля над освобожденными территориями, принадлежащими армянскому народу по праву истории и крови. Кроме того, эти территории логично рассматривать в качестве возмещения за потерянные исторические армянские Шаумянский, Ханларский, Дашкесанский и Шамхорский районы, а также в качестве контрибуции, взыскиваемой с государства агрессора. Наконец, сохранение за армянским народом армянских же территорий, незаконно переданных в 1921 году Азербайджанской ССР неконституционным, партийным органом третьей страны, является восстановлением исторической и правовой справедливости.

Что касается миротворческого воинского контингента, то уместно будет напомнить, что мир в Карабахе сохраняется уже 15 с лишним лет исключительно благодаря Армии Обороны НКР. Никакая другая сила в мире не может обладать заинтересованностью и той морально-боевой готовностью защитить мир в Нагорно-Карабахской Республике, какой обладает АО НКР. История миротворческих контингентов в Европе, Азии и Африке изобилует примерами бездействия «голубых касок» на фоне массовых убийств населения одной из противоборствующих сторон. Таким образом, необходимо понять: ничьи гарантии, будь то США, Россия, НАТО или ОДКБ, не могут и не способны обеспечить безопасность армянского населения НКР. Эта задача – прерогатива только и только Армии Обороны НКР. Необходимо также понять, что армянская сторона никогда не согласится на лишение АО НКР оперативного простора. Ибо тем самым будет нарушено историческое право армянского народа на Арцах, а само население НКР окажется в реальной опасности быть подвергнутым резне и геноциду.

Странно, что по прошествии пятнадцати лет данная мысль понята не всеми. Вот что пишет Виген Акопян, один из авторов развернувшейся в Регнуме дискуссии: «согласившись на обмен 5 азербайджанских районов на подкрепленные Вашингтоном гарантии Турции наладить отношения с Арменией, Еревану следовало бы закрепить в качестве условия ко второму этапу демилитаризации зоны конфликта (передача под контроль миротворцев Кельбаджарского и Лачинского районов) получение сопоставимых степени риска гарантий собственной безопасности – а это может быть только полноправное членство в НАТО».

Неизвестно, откуда почерпнул Акопян (до того справедливо указывавший, что Мадридские принципы могут кануть в анналы истории, так же, как и Ки-Вестские, или проекты «Общее государство» и «Обмен коридорами»), что Армения согласилась на обмен пяти районов на что-то? Армения принимает участие в обсуждении предложенных принципов по урегулированию конфликта, не более того. Это – правила большой игры, нарушать которые Еревану не стоит, да и не имеет смысла.

Непонятно и то, каким образом НАТО может быть гарантом безопасности НКР, даже в случае полноправного в нем членства Армении? Меликов абсолютно прав, когда утверждает, что НАТО защищать Карабах не будет. Уже не говоря о том, что вооруженные столкновения и перманентные угрозы их рецидивов между членами НАТО – Турцией и Грецией – достаточно наглядный пример того, что членство в этой организации не является панацеей от противоречий и столкновений с другими государствами, в том числе членами НАТО. Проблема не в НАТО, ОДКБ или других организациях. Проблема в том, что любые военные или политические альянсы представляют собой ограниченные во времени союзы, в то время как проблема безопасности государства является вечной. Дарить кому бы то ни было часть своих стратегических территорий в обмен на обещания быть кем то защищенным от агрессии обязательного противника – глупость на грани предательства. Потому и удручает явственно ощущаемая внутренняя готовность Акопяна добиться безопасности Армении за счет сдачи армянских территорий. Хотелось бы надеяться, что подобные идеи одного из лучших армянских аналитиков исходят исключительно от провокационного посыла статьи Меликова. Мои предположения тем более обоснованны, что сам Акопян справедливо замечает: «Автору (Меликову – Л. М.-Ш.) нужны не мир, не стабильность, и даже не Карабах, а «конец Армении».

ФАКТОР НАГОРНО-КАРАБАХСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Будем откровенны, лишь наличие у Азербайджана значительных запасов нефти и газа является причиной нынешней неурегулированности нагорно-карабахского конфликта. Не будь у Азербайджана столь вожделенных для многих стран мира углеводородов, сегодня НКР была бы признанным мировым сообществом государством и членом различных международных и межгосударственных организаций. Но, давно известно: миром правит желтый дьявол. И это хорошо понимают в Азербайджанской республике, профессионально спекулирующей своими энергоресурсами.

Данное обстоятельство, на первый взгляд кажущееся исключительно неблагоприятным для НКР, способно обернуться плюсом и дополнительным аргументом для армянских государств. Армения и НКР вправе не только пояснить миру, но и предпринять неприкрытые шаги по подготовке диверсионных групп, способных на долговременное автономное существование в тылу у противника. В мире должны понять: любое несправедливое по отношению к НКР решение, а тем более, попытки их претворения, неминуемо обернутся диверсионной войной, направленной на уничтожение всех энергокоммуникаций, проложенных по территории Азербайджана. Как мне уже приходилось говорить, Азербайджан может быть лишен возможности экспортировать нефть даже в пластиковых бутылках. Подготовка подобных отрядов не только не должна проходить скрытно, но и наоборот, широко рекламироваться. Решимость НКР и Армении бороться за свои права не нуждается в сокрытии.

Любое государство, имеющее в регионе Южного Кавказа меркантильные интересы, независимо от того, вмешивается оно в конфликт или нет, должно осознавать: ущемление прав и интересов армянского народа обернется для него тяжелыми и долговременными экономическими потерями. Армянские государства не могут ставить безопасность своего населения и собственную территориальную целостность в зависимость от чужих экономических или политических интересов.

Не хотелось бы, чтобы данные слова были восприняты в качестве лозунгов. Не стоит забывать, что основной экспортный нефтепровод Азербайджанской республики – Баку-Тбилиси-Джейхан – проходит по территории, отстоящей от НКР всего на 20 километров. Еще важнее тот факт, что часть маршрута этого нефтепровода проходит по исторически армянской земле, на которой до 1988 года жили армяне, и где нам знакомы каждая тропинка и каждое дерево. Да и другие трубопроводы «недалеко ушли» от государственных границ НКР. Заметим и то, что на вооружении АО НКР находится оружие, способное с большой точностью поражать цели на весьма значительном расстоянии.

Игнорирование интересов Нагорно-Карабахской Республики способно спровоцировать исключительно масштабные и трудно предсказуемые по последствиям боевые действия, по сравнению с которыми война 1991-94 годов покажутся уличной дракой дошколят. И здесь не стоит заниматься самообманом, как это делает Меликов: «…получение Азербайджаном обратно 5+2 районов, причём без единого выстрела - это действительно огромный дипломатический прорыв, позволяющий сторонам (кстати, не только Азербайджану!) сохранить жизни сотен или даже тысяч своих граждан». В Карабахской войне 1991-94 годов армянский народ потерял убитыми около 10 тысяч воинов, в то время, Азербайджан – свыше 37 тысяч. Можно быть уверенным, возобновление войны приведет к гораздо более многочисленным жертвам, особенно с учетом возросшего качества оружия у сторон и наличия регулярной армии, чего раньше не было.

Трудно также не согласиться с Тарасовым, считающим, что «в случае появления в Закавказье турецких войск аналогичные действия предпримет и Иран». Интересно, что оппонирующий ему Меликов исключает подобное развитие событий, указывая, что «Закавказье - не проходной двор, и для появления здесь Ирана должен быть хотя бы какой-то повод».

Интересно, для Турции Закавказье – проходной двор, а вот для Ирана, считает Меликов, запретная зона. Азербайджан сам и давно создает условия, вынуждающие Иран вмешаться в войну в Закавказье. И главным из них являются неприкрытые территориальные притязания Азербайджанской республики к Ирану. В Тегеране, безусловно, понимают, возможные военные успехи турецко-азербайджанского альянса против армянских государств неминуемо спровоцируют значительное сепаратистское движение среди тюркоязычного населения Ирана. То есть безопасность и территориальная целостность Исламской Республики Иран прямо связана с безопасностью и территориальной целостностью армянских государств. Так что Ирану, в случае возобновления войны и открытого вмешательства Турции, есть куда, зачем и в помощь кому отправлять войска.

Что же касается спесивого, прошу прощения, утверждения о разных весовых категориях Ирана и Турции, то пример, столь опрометчиво приведенный Меликовым, доказывает как раз обратное. Не будем, кстати, скидывать со счетов и двадцать пять миллионов курдов Турции, ожидающих удобного момента для провозглашения своей государственности. Тут впору самой Анкаре задуматься, прежде чем принимать решение об отправлении войск в Закавказье. Как бы боком не вышло.

Однако все эти рассуждения из области предложенной Меликовым ненаучной фантастики. Турция, более всего пекущаяся о сохранении собственной государственности, в войну не влезет, ибо не захочет рисковать остатками Османской империи. Иран также не вмешается, так как в этом не будет нужды: армяне способны сама защититься от новой агрессии. Наконец, Азербайджану, прекрасно осознающему возможные последствия возможной агрессии, придется сильно подумать, прежде чем решиться на новую войну. Да и режим Алиевых со товарищи, вряд ли согласится на лишение уж очень привлекательной нефтегазовой кормушки.

Рано или поздно, но Азербайджану придется примириться с мыслью о необратимости итогов его же агрессии против НКР. Точно так же, как с мыслью о неизбежности международного признания суверенной Нагорно-Карабахской Республики. Такова логика истории, и с этим ничего не поделаешь. Азербайджанская республика столкнулась с выраженной волей населения НКР, готового, и, что самое важное, способного защитить свою независимость. оказалась в заложниках собственной агрессивной политики, Даже если Баку согласится полностью пожертвовать своим единственным козырем – углеводородами.

В свою очередь, армянские государства, находящиеся в недоброжелательном окружении скрытых и явных недругов, вправе защищать свои интересы всеми доступными средствами, без оглядки на разные международные организации. Любое решение любого органа должно быть проигнорировано нами, если оно противоречит интересам армянских государств или, тем более, ставит под угрозу нашу безопасность. Подобная политика равноудаленности может с успехом заменить доныне с успехом проводимую Арменией политику равноприближенности, ибо она сохраняет идею комплиментарности. Пусть даже отрицательной.