Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол Доброй Воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница Посла доброй воли ЮНЕСКО Ара Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке

 

Арцах
Аналитика
 

НКР способна удерживать Азербайджан на жестком поводке

 

Новостные ленты информагентств мира наперебой сообщают: в Москве прошла очередная, шестая по счету, встреча президентов Армении и Азербайджанской республики. Серж Саргсян и Ильхам Алиев договорились (вариант: поручили министрам иностранных дел) продолжать работу над поисками всеобъемлющего мира. Посредники с приклеенными улыбками в очередной раз заявили, что встреча прошла в конструктивной обстановке и создала возможности для сближения позиций сторон. Журналисты уже привычно занимаются физиогномикой и напряженно следят за мимикой президентов, делая по ним свои собственные выводы. На основании выводов журналистов политологи разных мастей с легкостью необычайной чертят новые карты региона. В густо прокуренных кафе, чайханах и ресторанах Армении, НКР и Азербайджана монотонно, словно камлание шамана, повторяются одни и те же слова: Карабах, территории, статус, нефть, война, территории, война, нефть, статус, Карабах… В различных офисах оперируют, с той же монотонностью, более «сложными» понятиями: миротворцы, референдум, отложенный или промежуточный статус…

Между тем, мало кто обращает внимание на одну деталь: проблему Карабаха, как и проблему других государств, не являющихся членами межгосударственных институтов, пытаются решить не в рамках, а как раз вопреки нормам международного права. Игнорирование права в проблеме признания (или отказа в таковом) самопровозглашенных государств объективно превращается в предпосылку военного решения проблемы. В подобном подходе, безусловно, существует своеобразная, пусть даже порочная, логика: военный путь всегда являлся наиболее эффективным способом создания государств. Однако в случае с Косово, Нагорно-Карабахской Республикой, Южной Осетией и Абхазией война или сохранение существующего статус-кво больше зависят от взаимоотношений мировых полюсов, чем от бывших метрополий (молодые государства, как правило, довольствуются достигнутым и стремятся избежать нового выяснения отношений на поле боя).

Обращение к нормам международного права окончательно потеряло свою актуальность после 2003 года, когда США и Великобритания вторглись в Ирак вопреки позициям обладающих в Совете Безопасности ООН правом вето России, Франции и Китая. Данный эпизод нашей недавней истории стал подтверждением абсолютной девальвации понятия «международное право». Так что можно с уверенностью сказать: не право диктует политику государств, а государства используют право в качестве подсобного инструмента для решения своих политических задач.

Ярким примером сказанному является история зарождения Косово и Метохии. Территория этого образования нужна была Вашингтону в качестве военного форпоста. Еще в 2002 году, когда США построили «в чистом поле» на территории Косово самую большую военную базу - Кэмп-Бондстил – за последние десятилетия, стало ясно: официальный Вашингтон обязательно заявит о признании независимости Косово. Во всяком случае, не впустит туда сербов.

А еще раньше, в 1999 году влиятельная и весьма информированная американская газета Washington Post писала: «Учитывая, что обстановка на Ближнем Востоке становится все более и более взрывоопасной, нам будут нужны базы и право беспрепятственного осуществления полетов над Балканами для защиты каспийской нефти». Размах поистине мировой державы: Ближний Восток, Балканы, каспийская нефть. Ради претворения столь грандиозных планов можно наплевать и на право, и на национальные чувства сербов.

Однако если Ближний Восток и беспрепятственные полеты над Балканским полуостровом волнуют «другой полюс» - Россию – в несколько, возможно, меньшей степени, чем США, то каспийские энергоресурсы представляют для Москвы ценность значительно более существенную, чем для Вашингтона. Потеря Москвой контроля над уже протянувшимися и проектируемыми трубопроводами Каспий – Европа может отбросить Россию в состав второстепенных государств.

С этой точки зрения признание Косово и Метохии стало настоящим подарком для России. Однако подарками надо уметь пользоваться. Москва же этого умения не продемонстрировала. Пока, во всяком случае. Между тем признание западным сообществом Косово обязано было обернуться закреплением военно-политических позиций России в регионе Южного Кавказа и постсоветской Средней Азии. Равно, как и налаживанием стратегических отношений с Ираном. А Россия ограничилась полумерами, более навредившими ее репутации, чем продемонстрировавшими политическую волю ее руководства.

И Южный Кавказ, и Средняя Азия сегодня объективно представляют собой жизненно важные территории для России. И проблема тут вовсе не в пресловутом «постсоветском» пространстве. Отсутствие твердо и даже жестко заявленных позиций Москвы в этих регионах является стимулом для расширения Запада (не только НАТО) на восток. А это скорее рано, чем поздно неминуемо приведет к политической интеграции некоторых прикаспийских государств в Европу. И наоборот: жесткое «возвращение» России в Южный Кавказ и Среднюю Азию будет даже не сигналом, а прямым предупреждением Западу: «Стоп! Здесь начинается территория моих, российских, политических и военно-стратегических интересов». Можно быть уверенным, лишь подобная твердая позиция России способна заставить Запад задуматься о последствиях своего наступления на восток, пересмотреть некоторые направления внешней политики.

Нерешительность России побуждает Запад к все более решительным шагам. Ирак, Афганистан, Косово, строительство военных баз в Средней Азии и на Южном Кавказе, политическая и экономическая изоляция Ирана, Набукко – все это – звенья одной цепи, призванной сковать возможности России. Остановить это движение может только сама Россия. Но, Россия нынешняя, ибо завтрашняя Россия будет лишена этой возможности. Уже напоминающая гражданскую войну ситуация в российских республиках Кавказа – грозное тому подтверждение.

Между тем, Россия пока еще имеет возможность закрепиться на южных границах бывшего СССР. И это как раз тот случай, когда возможность совпадает с необходимостью. Для этого России надо взять под контроль национальные движения на Южном Кавказе и в Средней Азии, признать государственный суверенитет НКР и заполучить в этих регионах военные базы. Американский Кэмп-Бондстил в Косово, военные базы в Турции и Афганистане должны быть ограничены в своих возможностях российскими военными базами в республиках Средней Азии и на Южном Кавказе. Идеальными вариантами для этого являются уже существующие де-факто и потенциальные государства, изначально ориентированные на Россию. И речь здесь не только о Нагорно-Карабахской Республике. В Закавказье есть немало крупных народов – лезгины, аварцы, талыши – с той или иной степенью интенсивности борющиеся за национальное самоуправление и симпатизирующие России. Вопрос – насколько правильно не использовать эти возможности? – в данном случае может звучать лишь риторически.

В самом деле, сегодня геополитические границы России практически совпадают с границами государственными, что не может считаться нормальным для претендующей на звание супердержавы страны. Сохранять существующее положение вещей в ситуации, когда есть возможность практически безболезненного расширения геополитических границ, является ошибкой, которую не вправе себе позволить ни одно государство. В противном случае завтра сузятся уже и государственные границы.

Признание НКР и поддержка национальных движений лезгин, аварцев, талышей, а также, в перспективе, аджарцев, превращается для России в последнюю возможность «вернуться» в Южный Кавказ и остановить экспансию Запада на Восток. Никакие иные меры не остановят движение Грузии и Азербайджана в Закавказье, или, например, Узбекистана, в Средней Азии, в сторону Запада. Наблюдаемые ныне попытки Кремля «умилостивить» Азербайджан или Туркмению непомерно высокими закупочными ценами на экспортируемые ими энергоресурсы не могут стать для последних основанием «дружить» с Россией. Только твердое присутствие в регионе способно отвратить эти государства, как и Грузию и ряд других среднеазиатских стран от стремления «уйти» на Запад.

Отказываясь от прямой конфронтации, например, с Азербайджаном, Москва уже свыше 20 лет лишь все более теряет свои возможности и позиции в этой республике. Проложенные в обход России нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзрум, гарантии Азербайджана по наполнению газом газопровода «Набукко» - красноречивых примеров прозападной политики Баку можно привести много. Все они являются подтверждением неэффективности политики «пряника» без «кнута». А «кнут» у России есть. Это и Нагорно-Карабахская Республика, правовых оснований для признания которой неизмеримо больше, чем у Косово, это и коренные народы Азербайджанской республики, власть на исторических территориях которых узурпирована Азербайджаном.

Сегодня Азербайджан не обращается в НАТО с просьбой о принятии в ряды этой организации лишь по одной причине: он еще надеется овладеть территорией НКР за столом переговоров. Потеря этой надежды неминуемо приведет к вступлению Азербайджана в НАТО и ЕС. Это обстоятельство, судя по всему, в Кремле хорошо знают, потому и подпитывают надежды Баку. Но подобная ситуация не может продолжаться вечно и требует своего разрешения. Таковым, по нашему убеждению, является признание НКР и создание ситуации, при которой покладистость Баку будет обеспечиваться опасениями Азербайджана по поводу плохо скрываемого стремления НКР к освобождению оставшейся в плену части Арцаха и Утика. НКР способна удерживать Азербайджан на жестком поводке. К себе не подпускать и на Запад не отпускать.