Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница Посла доброй воли ЮНЕСКО Ара Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке

 

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Минск может накрыться. Мадридом

 

По большому счету, данная статья является панихидой по сочиненным Минской группы ОБСЕ Мадридским принципам урегулирования нагорно-карабахской проблемы. Ибо несостоятельность этих Принципов очевидна для любого непредвзятого взгляда. А жесткая критика, которой подверглись предложения сопредседателей по урегулированию во всех трех вовлеченных в конфликт государствах, лишь подтверждает эту истину.

Тем не менее, Минская группа ОБСЕ продолжает свое неприглядное дело, оставляя в подсознании людей придуманные им штампы. К примеру, написал я уже привычное, «три вовлеченные в конфликт государства», и только потом задумался: а когда это сторон конфликта стало три? И на каком основании?

В самом деле, даже поверхностный обзор событий конца прошлого века отчетливо показывает: напрямую вовлеченными в конфликт в Карабахе были две стороны: безукоризненно, с точки зрения международного права, зародившаяся Нагорно-Карабахская Республика и совершившая против нее военную агрессию незаконнорожденная Азербайджанская республика. И именно так этот конфликт зафиксирован в четырех резолюциях 1993 года Совета Безопасности ООН.

Отвлекаясь от темы, замечу, что каждый раз, когда упоминается о не правовом, незаконном провозглашении в 1991 году Азербайджанской республики, в экспертном сообществе этого образования пробуждаются граничащие с истерией панические настроения. При этом «аналитики» Азербайджана в качестве доказательства легитимности своего государства стараются оперировать не правовыми аргументами, а… нефтью и газом. Как, мол, можно называть незаконнорожденным государство, обладающее этими стратегическими богатствами? Нашлась, правда, у противной стороны парочка «новаторов», заявивших, ничтоже сумнящеся: да, в 1991 году мы нарушили международное право и советское законодательство, неправомерно провозгласив независимость нашей республики. Однако, продолжают они, после распада СССР наша независимость стала легитимной.

Аргументы, согласитесь, смехотворные, ибо не может государство считаться легитимным и законным, если провозглашено оно было вопреки выраженной за пять месяцев до этого воле населения. Население Азербайджанской ССР подавляющим большинством сказало «Нет» независимости 19 марта 1991 года, а 30 августа того же года группа депутатов Верховного Совета Азербайджанской ССР провозгласило государственную независимость республики. И этот «документ», высокопарно названный «декларацией», является единственным «правовым актом» основания Азербайджанской республики. Подтвержденный, правда, теми же депутатами 18 октября 1991 года.

Речь, однако, не об этом. Проблема в том, что незаконно провозглашенная Азербайджанская республика совершила военную агрессию против законно самоопределившейся НКР, а сегодня получила возможность спекулировать «территориальной целостностью» советского Азербайджана. При этом и Азербайджан, и посредники в лице Минской группы ОБСЕ, словно договорившись, старательно замалчивают тот общеизвестный факт, что Карабах, как, впрочем, и Нахиджеван, были включены в пределы именно советского Азербайджана.

Вернемся, однако, к самому конфликту. Хотелось бы разобраться: на основании каких аргументов Минская группа сочла Армению стороной в нагорно-карабахском конфликте? Да, в рядах Армии Обороны НКР воевало немало граждан Республики Армения, добровольно пожелавших помочь сородичам в Арцахе защитить общую родину от внешней агрессии. Но на этом основании стороной конфликта следует признать, например, также и Афганистан, тысячи наемников из которого воевали на стороне Азербайджана. А может, Армения «превратилась» в одну из сторон нагорно-карабахского конфликта потому, что под Соглашением мая 1994 года о прекращении огня наряду с подписями представителей Азербайджана и НКР можно увидеть и подписи представителей Армении? В таком случае стороной нагорно-карабахского конфликта следует признать и Россию, чей представитель также подписывал Соглашение.

Исходя из сказанного, следует согласиться, что на международном уровне Армения была вовлечена в нагорно-карабахский конфликт уже после… окончания самого конфликта. Во всяком случае, после его военной стадии. Получается правовой абсурд: Азербайджан совершил агрессию против Нагорно-Карабахской Республики, отражала (успешно) агрессию Армия Обороны НКР, а сторонами конфликта вдруг стали Армения и Азербайджан!

Нагорно-Карабахская Республика была «выдавлена» из переговорного процесса по урегулированию конфликта единственно вследствие успешно реализованного плана Азербайджана представить миру национально-освободительное движение арцахцев и реализованное ими право на самоопределение в качестве территориальных претензий и агрессии Армении против Азербайджана. Произошла подмена понятий! Совершивший военную агрессию Азербайджан в процессе переговоров трансформировался в «пострадавшую сторону, территория которой оказалась оккупированной».

Вынужден констатировать, что подобное насилие над правом и правдой произошло еще и вследствие недальновидности армянской дипломатии, непродуманно ухватившейся за возможность помочь соотечественникам в Нагорно-Карабахской Республике. В самом деле, возможностей у Республики Армения, по сравнению с НКР, было и есть больше. Хотя бы по причине полноправного членства в авторитетных международных организациях. Однако эти возможности необходимо было использовать для продвижения интересов НКР, а не подменять ее собой.

Непродуманная политика Армении логично привела к возникновению Мадридских принципов урегулирования нагорно-карабахской проблемы, в которых в качестве одной из мер доверия предполагается передача контроля над историческими армянскими территориями Азербайджанской республике. Более того, в Принципах под сомнение ставится правомочность реализованного арцахцами неотъемлемого права на самоопределение. Отсюда и порочное предложение об «определении статуса» НКР через неопределенное время, которое И. Алиев уже успел расшифровать как «никогда».

Представляется, что сложившуюся ситуацию можно исправить единственным способом: отказом Армении от дальнейших переговоров с Азербайджаном и возвращением к процессу поиска мирного урегулирования Нагорно-Карабахской Республики. Поводов и прецедента для такого решения много. Вспомним хотя бы отказ И. Алиева от всех договоренностей армянской стороны с Гейдаром Алиевым, и его решение начать переговоры с «чистого листа». В подобном чистом листе сегодня нуждается армянская сторона. Листе, писать на котором должны писать руководители НКР и Азербайджан.

Подобное решение требует не столько дипломатических усилий, сколько критичного подхода и переосмысления собственной внешней политики. Собственно говоря, начало этому процессу уже положено заявлением министра иностранных дел Армении Э. Налбандяна: «Участие НКР в переговорном процессе является необходимостью и гарантом эффективности мирного процесса». Еще более важно заявление президента НКР Бако Саакяна: «Мы неоднократно заявляли, что решение нагорно-карабахской проблемы невозможно без нашего прямого участия в переговорном процессе». Однако, эти заявления должны получить свое логическое продолжение. Переговоры должны вестись между непосредственными участниками конфликта: Нагорно-Карабахской и Азербайджанской республиками.

В противном случае, обсуждения надуманных Мадридских или иных принципов способны похоронить идеи, провозглашенные при создании Минской Группы ОБСЕ.