Ара Аршавирович Абрамян
президент САР
Посол доброй воли ЮНЕСКО

Дорогие друзья!

Союз армян России стремится быть одной большой семьей, членом которой может стать каждый со своими возможностями и своими проблемами. Эта организация создана из нас и для нас, и её успешное развитие возможно только при нашем общем заинтересованном участии в её деятельности.

Никто больше, чем мы сами, не может быть озабочен обеспечением лучшего будущего для нашей страны – России, нашей исторической Родины – Армении и в конечном итоге для нас и наших детей.

Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!

Персональная страница
А.А. Абрамяна

Союз армян России
в Фэйсбуке
БИБЛИОТЕКА САР
СПОРТКЛУБ САР
АНСАМБЛЬ НАРОДНОГО
ТАНЦА "ЦВЕТЫ АРМЕНИИ"

"Большая, многогранная деятельность Союза армян России заслуживает искреннего уважения...”

Арцах
Аналитика
 

Рубен Заргарян: НКР – ответственное государство, выступающее за взаимное признание с Азербайджаном и мирные переговоры

 

PanARMENIAN.Net - Перед саммитом ОБСЕ в Астане вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта вновь стал одним из главных во внешнеполитической повестке как Армении и Азербайджана, так и стран-сопредседателей МГ ОБСЕ. О последних процессах в урегулировании и возможных подвижках PanARMENIAN.Net рассказал кандидат исторических наук, советник министра иностранных дел НКР Рубен Заргарян.

По мнению многих, переговорный процесс по Нагорному Карабаху находится в тупике. 11 ноября 2010 года российский сопредседатель межпарламентской комиссии армяно-российского сотрудничества, председатель Комитета Совета Федерации России по естественным монополиям Николай Рыжков заявил, что создается впечатление, что по многим положениям процесс урегулирования Карабахской проблемы заходит в тупик. Каково ваше мнение по этому вопросу?

Нагорно-Карабахская Республика (Республика Арцах) давным-давно состоявшееся государство, ведущее ответственную политику и никому не угрожающее войной, выступающее за взаимное признание с Азербайджаном и мирные переговоры, приверженное концепции мирного сосуществования двух государств – Нагорного Карабаха и Азербайджана, живущих в условиях мира и безопасности. Общеизвестно, что в любом переговорном процессе участвуют стороны, которые, признают друг друга, как минимум, участниками переговоров. В азербайджанско-карабахском конфликте одна из сторон, а именно Нагорно-Карабахская Республика, противоправно де-факто отстранена от переговоров, да и до сих пор не признается Азербайджаном.

Таким образом, препятствием на пути урегулирования азербайджано-карабахского конфликта является деструктивная позиция Азербайджана, в которой преобладают тенденции к разрешению проблемы военным путем и шантаж мирового сообщества, отказ от прямых переговоров с Нагорно-Карабахской Республикой и признания ее независимости, выдвижение территориальных претензий и попытки поставить под сомнение суверенитет НКР над реинтегрированными территориями, отрицание геноцида против армян Нагорного Карабаха и Азербайджана, постоянные попытки азербайджанских властей подвергнуть ревизии подписанные ими же документы, раздувание Азербайджаном антиармянской пропаганды в СМИ и системе образования.

Как и в годы азербайджано-карабахской войны 1991-94 годов, Азербайджан продолжает нарушать Резолюции СБ ООН № 822, 853, 874, 884, что выражается в продолжении боевых действий в виде эскалации диверсионно-террористических атак на НКР и активизации действий снайперов, угроз снова прибегнуть к военной силе, отказе от прекращения враждебных актов в виде экономической, транспортной и энергетической блокады Республики Армения и Нагорно-Карабахской Республики, отказе от прямых переговоров с Нагорно-Карабахской Республикой.

Баку демонстративно игнорирует подписанное Азербайджаном, НКР и Арменией под эгидой ОБСЕ соглашение от 4 февраля 1995 года об укреплении режима прекращения огня. А ОБСЕ никак не реагирует на это безобразное и безответственное поведение Азербайджана. Баку демонстративно отказался от предложения заключить соглашение о неприменении силы при разрешении карабахского конфликта. Также он отказался от предложения сопредседателей МГ ОБСЕ и НКР, поддержанного в сентябре 2010 года Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном, об отводе снайперов с линии фронта.

Еще раз отмечу, что НКР всегда придерживалась ответственной и миролюбивой позиции. НКР в 1994 году согласилась вести переговоры с Азербайджаном на равных, хотя Азербайджан совершил агрессию и преступления против человечества, потерпел поражение в этой развязанной им агрессивной войне. В этих условиях, мало какое государство пошло бы на равноправные переговоры. В годы Второй мировой войны страны антигитлеровской коалиции отказались от любых переговоров с нацистской Германией и милитаристской Японией и требовали только безоговорочной капитуляции.

Ничем не оправданная задержка мировым сообществом окончательного признания независимости НКР на основе норм международного права ведет переговорный процесс в тупик, стимулирует милитаристские власти Азербайджана к усилению агрессивности и еще большему ужесточению позиции, отвлекает Баку от того, чтобы сосредоточиться на модернизации и создании жизнеспособного азербайджанского государства.

Следует констатировать, что если бы в 1991 году в соответствии с нормами международного права мировое сообщество признало независимость НКР, то не было бы агрессии Азербайджана 1991-1994 годов, сопровождавшейся этническими чистками и геноцидом против народа Нагорного Карабаха, а также последующих бакинских провокаций на границе. Азербайджано-карабахский конфликт был бы уже давно завершен, что способствовало бы поступательному развитию и сотрудничеству всех стран региона. Вызывает сожаление, что международные структуры до сих пор не дали правовую оценку азербайджанской агрессии. Международное сообщество имеет все рычаги воздействия на бакинскую администрацию для трансформации последней в ответственную и зрелую, ее сдвига в конструктивном направлении признания НКР, принятия концепции мирного сосуществования Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджанской Республики, соблюдения ранее достигнутых международных соглашений, в том числе и с НКР.

Что следует предпринять для выхода из тупика?

Что в этой ситуации следует предпринять странам сопредседателям МГ ОБСЕ достаточно очевидно – это, согласно нормам международного права, незамедлительно окончательно признать независимость НКР и принудить Азербайджан к началу серьезных прямых переговоров с НКР. Международное право не только не предполагает согласие Азербайджана на признание независимости НКР другими государствами, но наоборот императивно требует этого признания. Следует констатировать, что Азербайджан не полномочен решать вопрос участия или неучастия НКР в переговорном процессе, так как этот вопрос трехстороннего формата юридически закреплен в основополагающих документах ОБСЕ по урегулированию азербайджано-карабахского конфликта. Мировое сообщество имеет полное право освободиться из состояния заложников авантюрной политики руководства Азербайджана и проявить политическую волю в деле неизбежного окончательного признания независимости НКР.

В случае с Южной Осетией, Абхазией, Косово, государства, инициирующие их признание, приводили аргумент о неспособности противоположной стороны вести переговоры и достичь результата в определенные сроки. В израильско-палестинском конфликте, 11 октября 2010 года министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер заявил, что Франция не исключает возможности рассмотрения Советом Безопасности ООН вопроса о создании палестинского государства, так как «международное сообщество не может быть удовлетворено возникновением в ходе переговоров долговременной тупиковой ситуации». Французский министр подчеркнул, что «создание палестинского государства - это залог мирного будущего».

Я уже неоднократно говорил о необходимости конструктивной трансформации базовых принципов урегулирования. Цивилизованное и прочное урегулирование должно основываться на следующих принципах: во-первых, определение статуса НКР - исключительное право народа Нагорного Карабаха; во-вторых, окончательное признание международным сообществом государственной независимости НКР; в-третьих, взаимное признание независимости НКР и Азербайджанской Республики; в-четвертых, восстановление территориальной целостности Нагорного Карабаха; в-пятых, мирное разрешение споров и неприменение силы или угрозы силой; в-шестых, собственные и международные гарантии безопасности народа НКР; в-седьмых, полноценные межгосударственные переговоры между НКР и Азербайджаном по заключению мирного договора, в рамках которого только на взаимной основе может и должна быть решена проблема территорий и беженцев. Именно такой подход к урегулированию вызывает все большее понимание у профессионалов.

Вы давно ввели в экспертный оборот эти семь принципов урегулирования, термины «реинтегрированные территории», «восстановление территориальной целостности НКР», «Карабахская реконкиста». Сейчас их активно используют как в НКР, Армении, так и в России. Каковы ваши личные впечатления от общения с российскими политиками и экспертами, насколько у них есть четкое понимание необходимости признания независимости и территориальной целостности НКР?

Следует констатировать неуклонный рост в России группы политиков и профессиональных экспертов, обладающих государственным мышлением и волей. Именно они, глубоко понимая национальные интересы России, способны понять и отстаивать национальные интересы НКР. Они осознают, что возрождение России, ее геополитическая мощь, модернизация страны возможны через возрождение российской цивилизационной идентичности в Восточносредиземноморской Неовизантийской Цивилизации, системообразующим фактором которой является независимый, единый и неделимый, демократический Нагорный Карабах. Данная группа российских политиков стремится совместить укрепление державного статуса России с партнерством с Западным сообществом. Они выступают за современный интеграционный проект для данного цивилизационного и геополитического пространства, отвечающий историческим закономерностям и требованиям XXI века. Растет понимание того, что свободный, независимый, успешный и ответственный Нагорный Карабах более жизнеспособен, нежели современный Азербайджан. К сожалению, в России остаются еще политики и чиновники, которые не имеют собственной позиции, занимаются исключительно карьерными вопросами или бизнесом под прикрытием политики, всячески дистанцируются от НКР. Большая группа российских политиков исходит из принципа выстраивания отношений с соседними странами на основе строгого прагматизма. Однако, среди них растет понимание того, что эффективный прагматизм всегда основан на ценностях.

Как вы оцениваете перспективы прорыва по Карабаху на саммите ОБСЕ, который состоится в декабре 2010 года в Астане?

Прорыв на саммите ОБСЕ был бы реален, если бы Нагорно-Карабахскую Республику (Республику Арцах) пригласили бы как в ОБСЕ, так и на саммит. ОБСЕ могло бы, как минимум, предоставить НКР статус «партнера по сотрудничеству», такой же, как имеют 11 государств. К примеру, ряд государств ОБСЕ предлагают предоставить аналогичный статус Палестине.

В мировой политике существуют две противоположные тенденции. Первая - это дипломатический постмодернистский нигилизм, отрицающий возможность установления фактов, ставящий на одну доску истинного агрессора Азербайджан и борющийся за свободу Нагорный Карабах, навязывающий формулу «паритетного подхода» к действиям сторон, фактически отрицающий международное право. Вторая тенденция – это, основанный на системно-научной методологии, международно-правовой ответственный взгляд на мировой политический процесс, в том числе признающий закономерности исторического прогресса и вытекающее из него окончательное признание НКР. Для того, чтобы саммит вошел в историю должна возобладать вторая тенденция. В повестке дня стоит вопрос новой архитектуры безопасности в Европе. ОБСЕ в силу применяемого в этой организации комплексного подхода к безопасности не может и не должна забывать о систематических угрозах Азербайджана безопасности НКР.

Важно подчеркнуть, что независимый государственный статус НКР не подлежит обсуждению кем-либо, кроме самого народа Нагорного Карабаха, а согласно нормам международного права должен быть незамедлительно признан. Свобода выбора – естественное и универсальное право любого народа. Попытки кем-либо обсуждать статус НКР, поползновения узурпировать этот вопрос являются нарушением международного права, возвращением в прошлые века колониальных захватов и не соответствуют цивилизованным нормам урегулирования XXI века. Тот, кто предлагает подчинить свободную и успешную НКР милитаристскому и тоталитарно-династическому бакинскому режиму, тот фактически вольно или невольно провоцирует войну и попытки осуществления очередного геноцида против народа Нагорного Карабаха.

Недопустим пересмотр итогов Отечественной войны 1991-1994 годов народа Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах) против азербайджанских агрессоров и организаторов геноцида и этнических чисток. Нынешнее положение стало итогом войны, которую Азербайджан начал как агрессор и закончил как разгромленный агрессор. Баку в своих территориальных претензиях не имеет и не использует никакой аргументации, кроме угроз возобновления войны.

Поводом для оптимизма может служить то, что позиции сопредседателей МГ ОБСЕ в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта едины и состоят они в признании права НКР на самоопределение и мирное урегулирование конфликта, исключающее возобновление военных действие. Кроме того, 15 ноября 2010 года на пресс-конференции в Москве генеральный секретарь ОБСЕ Марк Перрен де Бришамбо заявил, что на предстоящем 1-2 декабря в Астане саммите ОБСЕ руководители стран ОБСЕ обсудят вопросы безопасности и продолжающиеся конфликты. Он также указал, что в ходе этого саммита, участники подтвердят принципы основополагающего документа организации - Хельсинского акта. Важно отметить, что подписав в 1975 году Хельсинкский Заключительный акт, государства-участники обязались уважать «право народов распоряжаться своей судьбой», констатировали, что «все народы всегда имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие». (п.VIII). В Хельсинском акте также содержится еще два принципа, причем прописанных именно для конфликтов: мирное разрешение споров и неприменение силы или угрозы силой.

Карине Тер-Саакян / PanARMENIAN News

Обсудить на форуме >>>