Мец Егерн – Геноцид


Внук Джемаля-паши произнес слово «геноцид», а правнучка Моргентау – нет

armtoday.info

В прошлый четверг вечером сотни армян собрались в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса (UCLA): им не терпелось выслушать Хасана Джемаля – внука Джемаля-паши, одного из трех главных палачей армянского народа. Это уникальное и вызвавшее дискуссии мероприятие под названием «От Дер-Зора до Цицернакаберда: беседа с Хасаном Джемалем» организовали «Рыцари» «Армянского общего благотворительного союза» (АОБС).

Понятно, что атмосфера была очень накалена. Просторный зал был переполнен, из-за отсутствия свободных мест, многие вынуждены были уйти. Присутствие в зале вооруженных полицейских и сотрудников безопасности одновременно и успокаивало, и беспокоило. Джемаль подтвердил, что его предупреждали по поводу предстоящего визита в Лос-Анджелес, однако, к счастью, все прошло спокойно. В этот вечер шокирующим было не то, что сказал Джемаль, а то, чего не сказала выступившая доктор Памела Стайнер – правнучка посла Генри Моргентау.

Председатель «Рыцарей» АОБС Гурген Берксанлар в своей приветственной речи пригласил всех к «непринужденной беседе». Признавшись, что некоторые армяне с большим подозрением относятся к туркам, признающим Геноцид, он, тем не менее, выразил уверенность, что есть «прогрессивные» турки, которые «публично говорят о событиях 1915 года… и, по сути, находятся вне контроля и досягаемости нынешнего турецкого правительства». Затем Берксанлар представил главного докладчика – Хасана Джемаля и двух участников дискуссии – доктора Памелу Стайнер и профессора Ричарда Ованнисяна.

Колумнист газеты «Milliyet» Джемаль сразу же завоевал доверие настороженной аудитории, обратившись к ней со словами приветствия на армянском языке: «Здравствуйте, уважаемые друзья». И добавил: «Я пришел сюда раскрыть вам свое сердце и мысли… Я знаю о вашей боли, о вашем горе из-за геноцида, о вашем горе из-за Великой Резни». Пренебрегая 301-ой статьей Уголовного кодекса Турции, которая запрещает использовать термин «Геноцид армян», он в ходе выступления несколько раз смело повторил эти слова. Вместе с тем, он осудил политику отрицания Геноцида армян, проводимую правительством Турции, назвав это «соучастием в преступлении».

Джемаль рассказал о своем волнительном посещении в 2008 году Мемориального комплекса памяти жертв Геноцида, где он возложил гвоздики в память о своем близком друге – журналисте Гранте Динке, которого убили турецкие экстремисты в Стамбуле. Во время поездки в Ереван он провел потрясающую встречу с Арменом Геворкяном – внуком того мстителя, который в 1922 году убил его деда – Джемаля-пашу.

Джемаль рассказал о прогрессе, достигнутом за последние три десятилетия в Турции в деле признания Геноцида армян, о прошедшем пути, начиная от повсеместного отрицания до пропаганды принесения извинений, реставрации армянских церквей и организации научных конференций на эту тему. Он попросил армян посетить Турцию для участия в «восстановлении памяти». Джемаль посоветовал им никогда не забывать прошлое, не становясь его пленниками.

В то время как Джемаль своим выступлением произвел хорошее впечатление на аудиторию, доктор Стайнер разочаровала присутствующих, непреклонно и намеренно отказываясь употреблять слово «геноцид». Вместо этого, она использовала такие слова, характерные для терминологии политики отрицания, как: «трагедия», «страдания» и «события 1915 года». Как директор Программы построения межобщинного доверия она говорила о «возможных шагах по построению доверия между армянами и турками». Она поразила аудиторию, попросив армян признать, что «турецкий народ, [который] ужасно пострадал во время Первой Мировой войны…, нуждается и достоин признания этого». Не удовлетворившись этой возмутительной просьбой, она продолжила речь, порекомендовав армянам «прежде признания своих страданий, подумать о признании страданий турок».

Во время вопросов и ответов, когда я указал на возникшее противоречие, отметив, что, в то время как внук Джемаля-паши свободно использует термин «Геноцид армян», правнучка посла Моргентау – нет, последовал неадекватный ответ доктора Стайнера. Она стала оправдываться, сказав, что играет роль «посредника», стремясь к «примирению» армян и турок.

Последний участок дискуссии, проф. Ованнисян очень жестко, но корректно и весомо ответил выступавшим до него. Он сказал Хасану Джемалю, что многолюдная армянская аудитория собралась, чтобы послушать его не как журналиста, а как внука Джемаля-паши. Он объяснил, что понимание мышления турецких преступников не может никоим образом оправдать их действия. Он предостерег всех от сравнения страданий, перенесенных армянами вследствие преднамеренного уничтожения, со страданиями периода войны. Он подчеркнул, что армяне требуют не только признания, но и, что важнее, восстановления конфискованного имущества. Он призвал правительство Турции возвратить Армянской патриархии Константинополя сотни армянских церквей, находящихся в Турции. В конце, в качестве намека, адресованного доктору Стайнеру, проф. Ованнисян подчеркнул, что «примирение» требует «раскаяния в содеянном». Его выступление аудитория встретила стоя, аплодисментами.

Я считаю, что Джемаль был искренен и смел. Он легко мог уклониться от употребления термина «Геноцид армян», заявив, что в таком случае окажется в тюрьме. Однако ни под каким предлогом он не отказался от этого и несколько раз использовал слово «геноцид». Назвав своего деда виновным в «Великой катастрофе», он охарактеризовал нынешнюю Турцию как «жестокую страну».

Хотя трудно забыть, что Хасан Джемаль – внук одного из трех организаторов Геноцида армян, однако было бы неправильным винить детей за грехи их родителей. Позиция Джемаля резко изменилась с тех пор, как два года назад он побывал в Бостоне: тогда он избегал использовать термин «Геноцид армян». После выступления в Калифорнийском университете, в приватной беседе я спросил его, не заботит ли его то, что его могут отдать под суд за употребление термина «геноцид». Хотя он сказал, что так не думает, однако, придавая важность моему беспокойству, после возвращения в Стамбул написал об этом в своей статье в газете «Milliyet».

В тот вечер единственно неприятным высказыванием Джемаля стало отрицание требования к Турции вернуть армянские земли, хотя слова турка, защищающего целостность своей страны, независимо от того, насколько он толерантен, вовсе не вызывают удивления. Тем не менее, он подтвердил, что правительство Турции должно принести извинения армянам и выплатить им компенсацию.

С другой стороны, нельзя оправдать упорный отказ доктора Стайнер - американской еврейки и прямой наследницы посла Моргентау - использовать термин «геноцид», несмотря на все ее заверения по поводу благих намерений. Каждый, кто не признает подлинности Геноцида армян, теряет моральное право играть конструктивную роль в армяно-турецких отношениях. Нельзя занимать нейтральную позицию между жертвой и палачом. Она должна обратить внимание на мудрые слова Эли Визель - лауреата Нобелевской премии мира, пережившего Холокост: «Нейтралитет помогает угнетателю, никогда угнетенному».

Как посредник между двумя общинами доктор Стайнер, вероятно, убеждена в том, что нельзя быть пристрастной. Однако говорить правду – вовсе не значит принимать сторону армян или турок, как признание еврейского Холокоста не означает быть сторонником евреев. Кроме того, не ясно, в чем конкретно заключена ее роль как посредника. Геноцид – это не тот спор, который нуждается в посреднике. И как она может примирить два народа, не требуя от палача компенсации за то, что ее прадед назвал «Бойней нации»?

После выступления в Калифорнийском университете доктор Стайнер по электронной почте прислала мне длинное письмо, где дала дополнительные объяснения по поводу своей роли посредника, утверждая, что посол Моргентау встал бы на защиту этого дела. Я не могу утверждать, что лучшего доктора Стайнер знаю ее прадедушку, однако, зная о гуманитарных усилиях посла Моргентау во время и после Геноцида, могу, не колеблясь, сказать, что он сделал бы все возможное, чтобы помочь армянам восстановить справедливость, а не занимал бы нейтральной позиции между палачами и их жертвами.

Арут Сасунян,

издатель и редактор газеты «Калифорнийский курьер»

Обсудить на форуме>>>

Loading