Реализация идеи "Всемирного Армянского Конгресса" – настоятельная необходимость

Идея создания общеармянской международной организации, выдвинутая «Союзом армян России», нашла широкий отклик в среде армянской и мировой общественности. Многочисленные выступления президента САР Ара Абрамяна по этому вопросу в СМИ и с авторитетных политических трибун вызывают повышенное внимание. Позиция г-на Абрамяна отличается новизной подхода, ответственным отношением к политической судьбе Армянского государства и диаспоры, желанием модернизировать национальное общество в современных условиях для обеспечения качественного прорыва в вопросах национальной самоорганизации и консолидации армянского общества вокруг решения судьбоносных стратегических задач всеармянского характера. В этой связи французский журнал «Нувел д,Армени магазин» предлагает читателям очередное интервью по теме ВАК, данное г-ном Ара Абрамяном нашему корреспонденту.

- Каковы цели «Всемирного Армянского Конгресса»?

- Перед этим Конгрессом мы ставим три цели. Первая – укрепление экономической и военно-политической мощи Армянского государства. Как мы отмечали на октябрьском Всемирном армянском форуме в Москве, силами только армян в Армении вряд ли удастся осуществить серьёзный прорыв в экономике, существенно укрепить экономические и военно-политические позиции Армении, приостановить отток населения. Поэтому в деятельности по сохранению Армянского государства и его укреплении чрезвычайно важное значение имеет участие всего армянского народа.

Вторая общеармянская задача – это мирное урегулирование нагорно-карабахской проблемы, с тем, чтобы Армения могла установить нормальные добрососедские отношения с Азербайджаном. Для этого необходима мобилизация международной поддержки. Это также не под силу одной только Армении. Здесь необходимы усилия всех армян в мире, чтобы международное сообщество в конечном итоге приняло позитивное по отношению к Армении и армянам, особенно нагорно-карабахским, решение. Речь идёт или о признании независимости Нагорно-Карабахской Республики, или о признании Ногорно-Карабахской Республики частью Армении, и объединении этих двух исторических частей армянского народа.

Невозможно окончательное разрешение нагорно-карабахской проблемы без решения комплекса проблем, связанных с нормализацией отношений с Турцией. Это признание геноцида армян Турцией и соответствующие последствия по международному праву. В связи с этим, это урегулирование территориальных и имущественных вопросов с Турцией и установление с нею также добрососедских и дипломатических отношений в полном объёме.

Третий вопрос, который также является жизненно важным для всего армянского народа, это – укрепление экономического потенциала всего армянского народа. В этой связи в первую очередь необходимо создавать и развивать экономические отношения между армянскими диаспорами в разных странах мира и одновременно экономические связи диаспоры в целом с Республикой Армения. На съезде будут предложены конкретные механизмы создания соответствующих структур, ориентированных на решение данных задач.Вот три основные цели, которые ставит перед собой данный Конгресс.

- Кто финансирует создание этого Конгресса?

- Пока что финансирование идёт в основном из моих личных средств. Есть, конечно, отдельные люди и некоторые структуры, которые предлагали свою помощь в финансировании данного проекта. Мы планируем создать международную бизнес структуру, часть доходов которой пойдёт на покрытие расходов этого Конгресса.

- Как родился этот проект?

- Сколько я помню себя, всегда существовала такая идея, что ещё вчера, ещё десять лет назад, ещё сто лет назад надо было объединить усилия всех армян для того, чтобы решить те многочисленные проблемы, с которыми сталкивался наш народ. Но на данном этапе реализация этого проекта стала настоятельной необходимостью. Это связано с тем, что в Республике Армения экономическая, социально – политическая обстановка остаётся довольно сложной. Это связано с тем, что и диаспоры сталкиваются с самого разного рода проблемами, особенно те диаспоры, куда в основном направляется поток новых мигрантов из Армении. В этом направлении не раз предпринимались определённые попытки. Но то ли эти попытки были не очень хорошо подготовлены, то ли не слишком настойчиво они реализовывались. По крайней мере, до сих пор эффективно действующей общенациональной международной организации наш народ не имел. И не в последнюю очередь многие проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, это результат отсутствия подобной организации в прошлом.

- Кого касается в первую очередь этот проект? Уже существующих структур или конкретных людей?

- Мы убеждены в том, что этот проект касается всех существующих армянских организаций (я имею ввиду и политические партии, и общественные организации: просветительские, спортивные, любые, которые объединяют армян), и одновременно этот проект имеет отношение к конкретным людям, известным людям, которые сами по себе являются институтами. Участие в Конгрессе как юридических лиц, так и физических является для нас очень важным. Двери нашего Конгресса будут открыты для всех.

- Кто Вас поддерживает? Имеете ли Вы поддержку со стороны Армении, армянских организаций? Может быть русских организаций?

- Мои встречи и разговоры, как в Армении, так и во многих диаспорах говорят о том, что эту идею поддерживают все. Во-первых, это в русле генеральной идеи, которую Армянское государство проводит в течение последних нескольких лет. В рамках реализации этой идеи были проведены общеармянские форумы в Армении в 1999 и 2002 годах. Многократно была высказана поддержка реализации этой идеи со стороны армянского руководства. Помимо этого, мы рассчитываем на поддержку как российских общественных организаций, так и российских властей, которые видят в этом только позитивные моменты, потому что заинтересованы в том, чтобы энергичные армянские организации и физические лица, занятые в бизнесе могли бы приложить свои усилия, деньги и способности в разных сферах российской жизни.

Мои встречи в Ливане, во Франции, в Америке, в Аргентине говорят о том, что множество армянских организаций, и в первую очередь армянская церковь в лице Католикоса Всех Армян Гарегина II и Киликийского Католикоса Арама I поддерживают это начинание.

- Рассчитываете ли Вы использовать модель «Союза армян России» в создании «Всемирного Армянского Конгресса»?

- Вне всякого сомнения, определённые элементы организационного характера, которые показали свою эффективность при организации работы «Союза армян России», будут нами использованы. Всё-таки Россия это целый континент, и 67 наших региональных организаций, которые разбросаны от Смоленска до Дальнего Востока, заставляли нас изначально организовывать наш Союз таким образом, чтобы эти огромные пространства были охвачены в организационном плане. Поскольку эта всеармянская организация будет решать иные задачи, то по конкретным направлениям работы будут внесены соответствующие коррекции. Сейчас готовится проект Устава этого Конгресса, где всё будет подробно расписано. Он будет разослан членам Оргкомитета ВАК. Последняя встреча Оргкомитета состоится в Ереване в сентябре с. г. Согласованный на ней проект Устава будет предложен Учредительному съезду ВАК в октябре с. г.

- Где Вы себя видите в политическом плане? Слева? Справа? Кто из армянских политических деятелей Вам наиболее близок, и, если брать шире, в мировой истории? Есть ли какой-либо политический деятель, на которого Вы хотели бы походить?

- Трудно ответить на этот вопрос насчёт позиционирования в политическом плане слева, справа или в центре. Дело в том, что сам политический спектр ни в Армении, ни даже в диаспорах не структурирован таким образом, чтобы можно было выделить чёткие идеологические ориентации политических сил, которые называют себя так или иначе. Сегодня в мире изменились представления о том, кто такой либерал, консерватор или социал-демократ. Мне близка формула, которую в конце 70-х – начале 80-х годов сформулировал, отвечая на подобный вопрос, польский диссидент философ Лешек Колаковский, который говорил: «Я – либерально-консервативный социал-демократ». Это означает, что все идеи и ценности, которые работают на конкретную реализацию наших общеармянских задач, могут быть использованы. Я не хочу ограничивать себя жёсткими рамками тех или иных идеологических установок. Что касается политических деятелей, которые могли бы быть мне близки, то мне нравятся политики, которые в сложных кризисных условиях при переходах из одного состояния в другое, при очень глубоких ломках социально-экономических и политических структур и институтов могли удержать корабль государственности, удержать нацию на краю пропасти и не дать рухнуть ни государству, ни обществу. И мне кажется, что ХХ век даёт особенно много примеров подобных лидеров. В этом отношении мне очень близка фигура китайского лидера Ден Сяопина, под руководством которого осуществлялась одна из, может быть, самых грандиозных трансформаций в человеческой истории, когда миллиард двести миллионов человек из одного состояния переходили в другое. Мне нравится прагматизм этого политика, его уверенность в избранном пути. Чрезвычайно важно, что после себя он оставил политических наследников, и они также решительно, последовательно и жестоко проводят эту политическую линию, которая даёт успешные результаты для Китая.

Что касается армянской политики, к сожалению, при длительном отсутствии государственности трудно было иметь серьёзных политиков, которые стали бы примером или образцом для подражания.

- Не думаете ли Вы, что для повышения общей ответственности армян необходимо организовать в каждой общине выборы с тем, чтобы они демократическим путём избрали своих представителей?

- Я думаю, что это правильная идея. В идеале, конечно, необходимо было бы провести выборы в общинах, и потом уже избранные от общин представители могли бы реально представлять интересы этих общин в рамках «Всемирного Армянского Конгресса». Но дело в том, что у нас, увы, не везде армяне объединены по общинному признаку. Во многих странах общины фактически распадаются на партии, на землячества, на разного рода организации. И нет единой общинной организации, где можно было бы провести выборы представителей. Вот почему мы пошли по пути приглашения всех более или менее серьёзных уже имеющихся организаций и политических партий. В тех странах, где диаспоры организованы по общинному признаку, я думаю, что они могут таким образом избрать своих представителей. Во всяком случае, общины свободны в форме выбора своего представителя, впрочем, как и политические и общественные организации.

- Должна ли Армения предоставить политическое место диаспоре в своей Конституции, и если – да, то – какое?

- Да, диаспора в какой-то форме должна иметь представительство в армянской Конституции. И я думаю, что есть разные подходы к этому вопросу для государств, которые имеют большие диаспоры. Например, российский парламент имеет при себе Совет соотечественников, где представлены разные общины, живущие за пределами Российской Федерации. Особенно представители тех общин, которые находятся в бывших союзных республиках, участвуя в этом Совете соотечественников, пытаются донести до русских парламентариев, те проблемы и беды, с которыми сталкиваются оставшиеся там русскоязычные диаспоры. Какая-то институционально оформленная форма для диалога должна быть. Может быть не обязательно писать это в Конституции, но наш «Всемирный Армянский конгресс» также претендует на то, чтобы объединять и мобилизовать армян по таким жизненно важным вопросам, о которых я тут уже говорил, и которые являются основной целью данного Конгресса. Мы могли бы вести диалог с армянскими властями и, надеюсь, общими усилиями выработать согласованную позицию по этим вопросам.

- По Вашему мнению, за последние 50 лет каковы самые наибольшие успехи и неудачи армян?

- Совершенно очевидно, что как к успехам, так и к неудачам можно отнести обретение армянами своей государственности. Это самое великое событие в недавней истории нашего народа. Но, увы, обретение государственности далось нам очень высокой ценой. В результате многие успехи, которые были достигнуты за годы советской власти, оказались потерянными, как в социальной сфере, так и в сфере науки, техники и образования.

Среди самых больших успехов, естественно, - вся карабахская эпопея. Теперь армянской дипломатии и армянской политике следует закрепить военные успехи, которых Армения и Нагорный Карабах добились в противостоянии с Азербайджаном. Неудачи сегодня, в основном, связаны с падением рождаемости, с падением уровня жизни и, конечно, с ослаблением экономического и научно-технического потенциала армян, в первую очередь, в Армении.

- Вы добились показательного успеха в бизнесе. Что толкает Вас в армянскую политику?

- Да я добился успеха в бизнесе. Я мог бы заниматься дальше своим бизнесом, обеспечивая свою семью всеми необходимыми благами. Мне кажется, многие армяне доказали, что по отдельности они могут добиться больших успехов в экономической, социальной, политической жизни в рамках организованных обществ, тем более вне Армении. Но армяне ещё не доказали ни себе ни миру, что они могут совместно решить вопросы, с которыми как нация в целом они сталкиваются. И в первую очередь, конечно, армяне не ответили на вопрос, случайно ли, что в течение столетий армянский народ был лишён государственности, или закономерно, что мы не можем существовать, как коллектив, где мы сами создавали бы сносные условия для жизни и развития. И поэтому мы обречены жить только в рамках государств, которые будут организованы другими народами, а уже внутри этих государств мы только в качестве национального меньшинства можем жить, существовать и добиваться результатов. Я и мои единомышленники считаем, что армяне должны доказать, что мы, как нация и государство, можем поставить перед собой цели задачи и можем реализовывать эти цели и задачи, а не только заботиться об индивидуальном спасении. Может быть я идеалист, но я верю, что мы способны, укрепляя наше государство, укрепляя связи между отдельными частями нашего народа, успешно решать общеармянские задачи.

Журнал «Нувел д'Армени магазин». Париж. 2003. Июль

Loading