Кто мы в этом мире?

Армяне – один из древнейших народов из ныне живущих на Земле. Наш народ внес большой вклад в развитие мировой цивилизации. Достаточно вспомнить хотя бы даты принятия Арменией Христианства, или изобретения Св.Месропом армянского алфавита, событий оказавших сильнейшее влияние на окружающий мир. Множество армян имеют несомненные, крупнейшие заслуги перед человечеством и мы законно гордимся этими прославленными именами. Но не будем вдаваться в подробности, они общеизвестны, и не славные страницы истории армянского народа являются темой настоящей статьи. Думается, что в нынешнее время истинный патриотизм требует не самолюбования, а трезвой, беспристрастной оценки нашего нынешнего состояния.

Начнем с того, что не будем впадать в эйфорию относительно собственной истории. Ведь те эпитеты, которые мы привели в отношении армянского народа, равно справедливы в отношении, скажем, китайцев или индусов, евреев или греков. То есть мы не единственные носители древней культуры, сумевшие сохраниться в веках. Но, в отличие от перечисленных народов, вектор динамики нашего развития внушает серьезные опасения. Еще менее века назад абсолютное большинство армян проживало компактно и, в основном, в пределах исторической Армении. Сейчас не менее двух третей проживает в диаспоре и, естественно, подвергается ассимиляции. В начале прошлого века было уничтожено не менее полутора миллионов соотечественников, а девять десятых исконно армянских территорий были лишены коренного населения. Конечно, можно сказать, что это результат бесчеловечных действий коварного и жестокого врага. Но нелепо ждать от врага гуманности, а его коварство и жестокость проявляются ровно в той мере, в какой им позволяет проявляться противостоящая им сила. Это очень актуальная тема, ибо Сумгаит и последовавшие за ним события доказали, что методы достижения своих целей у пантюркистов остались неизменными. Поэтому с восхищением вспоминая храбрецов Сардарапата, Мусалера и других героев нашего народа, мы всегда должны помнить о тех колоссальных, невосполнимых потерях, которые мы допустили. Мы должны помнить о том, как мы не смогли реализовать положения Севрского договора и упустили массу других благоприятных возможностей, которые нам дала судьба. Наша история полна событиями, которые должны послужить нам горькими уроками на будущее.

Существование независимой армянской государственности самоценно. Это не обсуждается. Прекрасно, что народ Армении имеет самостоятельный голос в международном сообществе, имеет возможность через демократические институты управления сам определять пути своего развития, имеет право и механизмы самозащиты и т.д. Однако, надо ясно осознать и другое. Небольшие размеры территории РА (даже совместно с НКР), относительная бедность природных ресурсов и, в частности, полное отсутствие собственных энергоносителей, отсутствие морских путей и других надежных внешних коммуникаций – это объективные факторы, которые не дадут нам возможности развернуть по настоящему кардинальную программу репатриации соотечественников в Армению. Поэтому, как некую данность надо принять тот факт, что по крайней мере в обозримой перспективе, диаспора по-прежнему будет составлять заведомо большую и наверняка более дееспособную часть нашего народа. Пожалуй, это главная специфическая особенность нашего национального бытия, его основное отличие от жизни других народов имеющих свое государство (за исключением еврейского - в этом отношении мы с ними схожи).

У армян есть две типичные черты характера, играющие важную роль для жизни в диаспоре. В какой бы стране не жил армянин, он предан ей всем сердцем и верно служит ее интересам. Второй характерной чертой является знаменитый армянский индивидуализм. В натуре армянина нет слепого подчинения авторитетам, он любит доходить до всего сам и на все имеет собственное мнение. Некоторые, особенно те, кто имеет неудачный опыт организации общественных объединений в диаспоре, отрицательно расценивают эту черту армянского характера и призывают бороться с ней. Но, во-первых, опыт большевистского правления доказал, что попытки изменить человеческую натуру бессмысленны и заведомо обречены на провал. И, во-вторых, разве смог бы армянин выжить, приспособиться и социально состояться, попадая в чужую, инонациональную среду, если бы не имел ищущую, пытливую натуру, и не опирался бы, главным образом, на свои собственные силы, иначе говоря, не был бы самодостаточен. Поэтому не стоит давать оценки специфическим особенностям армянского национального характера, надо просто воспринимать это, как некий объективный факт и обязательно учитывать в работе с людьми. Более того, для национального общественного движения наиболее ценны именно люди, которые включились в нее в результате осознанной необходимости, а не повинуясь стадному чувству.

Весьма неоднозначен окружающий нас мир. Если брать ту часть нашего народа, которая проживает на исторической родине, то являясь костью в горле пантюркистских устремлений, они рискуют в любой момент оказаться в центре серьезных катаклизмов. С другой стороны, такое, казалось бы крайне невыгодное геополитическое положение имеет и существенные преимущества. Интересы многих могущественных держав пересекаются на этом пятачке земли и это дает большие возможности. Другой вопрос, как они используются.

В России, стране, где сосредоточена почти треть армянского народа и чуть ли не половина всей диаспоры, стремительно набирает силу пронацистский экстремизм, с которым многие из нас уже сталкиваются непосредственно и по поводу которого мы не можем не испытывать серьезного беспокойства. Однако и здесь все не так однозначно. Российское государство издало ряд серьезных законов поощряющих развитие в стране национального движения, а власти на всех уровнях демонстрируют готовность к серьезному диалогу. И только от нас, от степени нашей организованности зависит, сумеем ли мы создать потенциал, который мог бы реально влиять на развитие событий в позитивную сторону. К сожалению, надо признать, что почти двенадцать предшествующих лет мы потратили почти впустую и только с появлением Союза армян России наметились реальные тенденции движения в нужном направлении и в необходимом объеме.

На жизнь диаспоры за рубежом наложили свой трудно изгладимый отпечаток старательно культивируемые во все годы советской власти противоречия и вражда между армянскими политическими партиями. Результат: по самым радужным оценкам не более 5 % армян в совокупности за рубежом вовлечены в деятельность многочисленных национальных организаций (только во Франции их 47), а остальные, не желая участвовать в склоках и раздорах, держаться в стороне от организованной деятельности и, естественно, неуклонно ассимилируются. Однако и здесь имеются обнадеживающие тенденции. Надо полагать, что с появлением для партий возможности сосредоточения своей основной деятельности на Родине (в конечном счете, любая политическая партия создается единомышленниками для борьбы за власть), их идеологизированная активность в интересах партии за рубежом вероятно будет потихонечку сходить на нет, и можно надеяться на трансформацию деятельности этих без сомнения патриотичных людей в направлении решения общенациональных проблем, что естественным образом должно привести их к консолидации.

Заметную часть диаспоры составляют также армяне, проживающие в Грузии и Абхазии. Вкратце про них можно сказать, что и у этих, некогда весьма благополучных общин, нынешнее социальное состояние оставляет желать лучшего, а проживание в зоне конфликта таит в себе угрозы даже физического плана.

Итак, подводя итоги этого беглого анализа, мы можем, отвечая на вопрос: «Кто мы в этом мире?» – сказать:

- мы древняя культурная нация состоящая в основном из нестандартных личностей, многие из которых являются выдающимися людьми, внесшими заметный вклад в развитие мировой цивилизации;- мы нация, которая более века испытывает перманентный геноцид, уже многое потеряла и рискует потерять и то, что имеет, так как все население Армении и НКР, а также большая часть диаспоры проживает в зонах, неблагополучных в социальном отношении и без гарантий физической безопасности;

- мы нация, большая часть которой (как в количественном отношении, так и в смысле потенциала) проживает и будет проживать вне исторической родины.

Что же нам делать в условиях, когда с одной стороны налицо реальные угрозы самому существованию армянского народа и страны Армении, а с другой - имеется масса благоприятствующих обстоятельств, позволяющих сделать качественный рывок в национальном развитии? От того, насколько правильно мы определимся в ответе на этот вопрос, зависит всё наше будущее.

Гегам Халатян
(Вестник САР № 6)

Loading