Публикации из СМИ
Слово царя, или Мелочь разных достоинств

Сегодня 1 апреля и вполне уместно вновь вспомнить веселого и очень остроумного человека - академика и первого ректора РАУ Левона МКРТЧЯНА (1938-2001). В нем удивительно сочетались мягкая интеллигентность и какая-то трогательная детскость. Последняя проявлялась в непреходящем интересе ко всему, что его окружало, и прежде всего к людям. Неиссякаемая копилка Левона Мкртчяна, мудрого и остроумного человека, была полна и замечательных миниатюр — очень остроумных. “Мелочи” жизни он всегда записывал, не пренебрегал, мудро полагая, что “главное” складывается именно из пустячков. Так появилась его книга “Слово царя, или Мелочь разных достоинств”, полная замечательных миниатюр. Они изящны, остроумны, но, главное — отлично передают атмосферу времени. Часто это даже не юмор в чистом виде, а забавная ситуация, трагический скетч, веселая картинка, облаченные в емкую, сжатую форму. Юмор Левона Мкртчяна всегда имел интеллектуальную составляющую, а потому не утратил актуальности. Предлагаем читателям “мелочь”, оставленную нам незабываемым Левоном Мкртчяном.

С мировым именем
Приехал я в большой восточный город оппонировать докторскую диссертацию. По-восточному торжественно встречала меня многочисленная родня докторанта. Прямо с вокзала пригласили на предварительный банкет. Неудобно, говорят, ждут.
На обеде во главе стола сидел важный-преважный тамада. Первым делом представили меня тамаде.
— Познакомьтесь, директор нашего института, ученый с мировым именем.
Так на предварительном банкете мы и познакомились: я, ученый с мировым именем, и он, ученый с мировым именем. Оба с мировыми именами, но ни он обо мне понятия не имел, ни я о нем.

Долгой жизни тебе, старик
В трамвае проверяли билеты. Опрятно одетый старичок словно бы обрадовался контролерам.
— У меня, — поспешно он обратился к ним, — нет билета.
Решили старика пристыдить.
— А я не только сегодня, я уже шестнадцать лет езжу без билета, — подзуживал старик контролеров.
И когда контролеры (их было двое) стали кричать, старик, как бы добившись своего — весь трамвай обратил на него внимание, — сказал:
— В этом самом трамвае стащили у меня в 60-м году, когда я репатриировался из Америки, двадцать тысяч старыми. Компания не возместила мне потери. Я подсчитал, что девяносто лет имею право ездить в этих трамваях бесплатно. Сейчас 76-й год. Осталось еще 74 года!
Старику было под семьдесят. Чтобы полностью возместить потери, он намеревался до 140 лет бесплатно ездить в ереванских трамваях.
Чтобы понять слово
Прочел о себе анонимку — гадкие три страницы на машинке (машинку не пожалел, подлец). Прочел и заглянул в “Словарь русского языка” Ожегова. Дай, думаю, посмотрю, как здесь толкуется это трусливое, грязное существо. “Анонимщик — тот, кто пишет анонимные письма”. Очевидно, на Ожегова никогда не писали анонимок. Поэтому он и дал такое холодное, недостаточное определение.
Чтобы понять слово, надо пережить слово.

Закон
— Какие у нас законы для бедного человека! — говорил таксист. — Закон — что аккордеон: растянешь-удлинишь — одна музыка, сожмешь-укоротишь — другая. У кого деньги, тот и заказывает музыку. Так вот и живем. По закону.

Вечер памяти
То ли нарочно, то ли по ошибке в ереванской газете “Коммунист” от 23 марта 1986 года было опубликовано “Извещение”, в котором говорилось:
“24 марта в 15 часов в Ереванском государственном университете состоится совместный вечер памяти Института истории партии ЦК КП Армении — филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС”.
Прошло каких-нибудь пять лет, и вечера памяти Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС со всеми его филиалами действительно состоялись.

Проницательный сторож
Мой друг Мартын рассказывал, как на советской обувной фабрике состоялось советское партийное собрание. Сторож фабрики, бросив проходную, сидел на партийном собрании и дремал.
— Ты что тут сидишь? Разворуют фабрику! — возмутился директор.
— Не разворуют, — сказал сторож, — все коммунисты сейчас здесь, на собрании.

Пылесос Геворг
Был такой секретарь райкома. Все что видел, забирал себе домой. Своей неутомимой деятельностью заслужил прозвище: Пылесос Геворг.

Жевательный ветер
Высокодолжностное лицо читает доклад, написанный одним из его референтов: “Наш народ вдохновлен жевательным ветром духовного и нравственного обновления”.
— Нам ветер жевать, а ему икру жрать, — возмущается Хачик, человек из народа.

“А народ наш
бежит из страны...”
В старых текстах вдруг обнаруживаешь то, что тебя мучит сегодня: “Наши предводители и князья, как духовные, так и телесные, самовластно, не советуясь, вершили дела, вследствие чего государство пало, страна лежит в развалинах, а народ наш бежит из страны и рассеивается среди других народов”.
Этот современный фрагмент взят из “Книги проповедей” Григора Тадеваци (1346-1409), выдающегося армянского педагога, церковного и политического деятеля, философа.

Несчастный
Сентябрь. Берег Черного моря. Отдыхающих — не счесть. Но этот краснощекий, упитанный молодой человек выделяется из общей массы — держится уверенно и шумно, одет модно, богато. Всем своим видом и манерой поведения подчеркивает некую свою исключительность. На левой руке (руки сильные, молодые) — золотые часы с золотым браслетом. Чуть выше часов — наколка: “Несчастным родился, несчастным умру”.
Вот такого “несчастного” человека довелось мне видеть нынешним летом.

К сведению налоговой
инспекции
В “Судебнике Смбата Спарапета” (XIII век) сказано: “Где находится больница, никак не следует взимать налогов ни с больного, ни с обслуживающего его человека. В противном случае пусть это считается как бы ограблением Христа”.
Я это специально выписал для высших чинов налоговой инспекции Республики Армения.

Армянское легковерие
В трудные, тяжелые дни 1991-93 годов один из работников картинной галереи Армении успокаивал своих друзей и знакомых:
— Мы не должны бояться, что без России нас могут уничтожить. Этого не допустят наблюдающие за нами из космоса инопланетяне. Они, инопланетяне, на нашей стороне, на стороне христианского мира.
Армянское легковерие, армянский романтизм имеют космические масштабы.

Что же будет с нами?
Когда наши умники в Верховном Совете Армении велели переводить русские выступления на армянский язык — мол, мы не понимаем по-русски, я с ужасом думал: “Что же будет с нами, когда мы действительно перестанем понимать по-русски?”

Друзья и бараны
Старый философ Диоген Лаэртский укоряет нас: “Все люди знают, — говорит он, — сколько у них баранов, и никто не знает, сколько у него друзей”.
Болван
В армянском МВД шла аттестация. Спросили одного лейтенанта:
— Если ты получишь сведения, что твой отец убил человека, что ты станешь делать?
— Я сразу же создам оперативную группу, свяжусь с прокурором...
— Ты не аттестован, болван. Ты должен был сразу же подумать, а виноват ли отец, он ли убил человека, а если он, то что это за человек и почему он на это пошел? — рассердился пожилой генерал.

Как поступить
с найденными деньгами?
Я никогда не задумывался над этим вопросом — не было такого случая, чтобы я нашел деньги.
— А если вдруг найдешь? — спросил меня Шукри, молодой аджарец, шофер.
— Да, если вдруг на5йду... — задумался я, не зная, как ответить на вопрос. И тогда Шукри, словно он не шофер, а мусульманский проповедник, сказал:
— Чужие деньги — грех. Если кто потерял деньги, я не хочу их найти. Пусть найдет потерявший... Первый мулла, испытывая второго, спросил у него: “Что ты сделаешь, если найдешь деньги?” Второй мулла ответил: “Отнесу их в мечеть”. Первый мулла был недоволен: “Ты поступишь неправильно, пока ты будешь идти, может, ты умрешь и великий грех возьмешь на свою душу. Деньги надо оставить там, где они были. И если каждый будет так поступать, то всякий потерявший деньги вернется и найдет их”.
Мне очень понравилась притча, рассказанная Шукри. Но многие, увы, еще не знают, как следует поступить с найденными деньгами. Очень может быть, что, потеряв кошелек, вы его не найдете. Однако вы сами, слава богу, уже знаете, как следует поступить с чужим кошельком.

О Григоре Нарекаци
Однажды Андрей Битов сказал мне:
— Григор Нарекаци так гениален, что я могу его читать даже в переводе.

Она была армянкой
Мстислав Ростропович рассказал Нине Берберовой, как он впервые оказался в Москве:
— Мне было шесть лет, когда семья переехала в Москву из Баку. Мы вышли на соседнюю с вокзалом улицу и не знали, куда направиться дальше. Так там и стояли до позднего вечера. Мой отец говорил людям, которые проходили мимо: “У меня очень талантливый сын, он приехал в Москву учиться”. Одна женщина, очень красивая, с черными глазами, задержалась возле нас, посмотрела на меня и сказала: “Мы с мужем и сыном живем в двух комнатах. Но вы можете остановиться у нас”. Мы прожили у этой женщины несколько лет. Она была армянкой. И я думал о ней, когда после землетрясения в Армении мы давали концерт, средства от которого предназначались пострадавшим.
Могла ли сердобольная армянка подумать, что спустя много лет она тоже поможет пострадавшим от чудовищного землетрясения соотечественникам?
То, что мы, армяне и неармяне, делаем сегодня — и доброе, и злое, — может вдруг сказаться через много лет.

Не человек — халтура
Все его называют по имени: “Геворг сделает”, “Геворг достанет”, “Надо спросить у Геворга”.
Кто же он, этот Геворг? Он — ответственный за питание спортсменов на знаменитой олимпийской базе в Цахкадзоре.
На питании спортсменов Геворг разбогател, приобрел в обществе положение. Меня познакомили с ним как с “нужным человеком”. Чтобы поддержать разговор, я спросил, много ли сейчас спортсменов у них в Цахкадзоре.
Ответ Геворга поразил меня:
— Два чемпиона мира, а остальные, человек двести, разные сборные, не люди — халтура.
Нужный человек Геворг только чемпионов мира считает людьми, достойными внимания. А я даже не спортсмен, одна сплошная халтура.

Талантливые воры
Они подъехали к особняку известного в городе хапуги на грузовике. В кузове стояли новые двери. Без утайки, на глазах у всего честного народа они стали выбивать старые, массивные двери особняка. Меняем, говорят, двери, есть распоряжение. Выбили двери, вставили новые, даже выкрасили в модный цвет слоновой кости. А пока двери ставили и красили, все, что было в доме ценного, забрали.
— Таких талантливых людей, — сказал сосед пострадавшего, — за границей руководителями государств назначают, чтобы они обманывали других руководителей.

Принципиальный Григор
Встретил Григора. Спрашивает, знаю ли я, что министра образования Мушега снимают с работы?
— Да кто может его снять? — отвечаю я. — Он доктор наук, профессор, академик, возьмет кафедру и будет себе припеваючи жить.
Подошел в это время Ашот.
— О чем вы это толкуете?
— Да вот, говорят, министра образования Мушега снимают с работы, — отвечаю я.
А Григор, словно бы не он мне только что об этом сообщил, горячо, с интонацией, не допускающей возражений, втолковывает Ашоту:
— Да кто может его снять? Он доктор наук, профессор, академик, возьмет кафедру и будет себе припеваючи жить.
Такой вот у меня друг. Принципиальный...

Самый лучший день
нашей жизни
Был месяц, когда я чуть ли не ежедневно встречался с американским писателем Уильямом Сарояном. В хороший удачный день Сароян счастливо улыбался:
— Может оказаться, что сегодняшний день был лучшим днем нашей жизни.
Сароян словно бы искал лучший свой день, хотел запомнить его. Когда мы встретились спустя два года и вместе с друзьями провели у подножия Арарата веселый солнечный день, Сароян произнес знакомую фразу:
— Может оказаться, что сегодняшний день был лучшим днем нашей жизни.
Сароян — человек и писатель, известный своим неиссякаемым жизнелюбием. Поэтому стоит ему назвать один из дней лучшим, как вдруг ему кажется, что другой, вот этот, сегодняшний день, был бесподобным, самым, самым лучшим.
И так всегда — каждый новый день, дарованный нам судьбой, тем и хорош, что может оказаться не последним, а самым лучшим днем нашей жизни.

Слова
В 1986 году первый секретарь ЦК КП Грузии Д.И.Патиашвили на XVII съезде компартии Грузии сказал: “Слова скромность и порядочность впервые появляются в уставе КПСС, и это очень знаменательно, очень важно”.
Но скромность и порядочность уже не могли спасти КПСС.
Да и никогда не было у высшего руководства КПСС ни скромности, ни порядочности — одни слова.

Если ты и дома так ешь...
Друзья навестили больного Тариэла и принесли ему любимое блюдо: зажаренного поросеночка.
Тариэл пригласил двух своих соседей по палате отведать нежного поросячьего мяса. Один из них сразу же отхватил чуть ли не полпоросенка и, энергично орудуя руками и крепкими жадными зубами, стал есть.
— Если ты и дома так ешь, — сказал другой, — то ешь, дорогой, на здоровье.

Левон МКРТЧЯН

http://www.nv.am/1aprel/lica.htm
Архив «Публикаций из СМИ»
Loading