Публикации из СМИ

«Кавказская политика»:Рубен Варданян, главный философ российского бизнеса

«Кавказская политика» продолжает серию материалов о богатейших людях Кавказа

Вторая статья армянского цикла посвящена одному из самых авторитетных и известных российских предпринимателей – Рубену Варданяну. Сейчас он с 850 миллионами долларов занимает 124-е место в российском рейтинге Forbes, но это недостаточно точно отражает его реальный авторитет и вес в финансовом мире России.

Варданян удостоен ряда престижных российских и международных наград за лидерские и деловые качества, а также за существенный вклад в развитие финансового рынка в России: «Бизнесмен года» (Американская торговая палата, 1999), список «25 восходящих звезд нового поколения» (журнал Fortune, 2001), «Предприниматель года» (национальный этап, Ernst & Young, 2004), «Человек года» как лучший бизнесмен (журнал GQ, 2010) и т.д.

Человек-позитив

Писать эту статью было немного сложно, учитывая очень положительное отношение к Варданяну, которое сложилось у меня от тех проектов, которые он осуществляет в Армении, от его выступлений и интервью в разных СМИ, где он рассказывал о своем подходе к жизни, бизнесу и благотворительности.

Могу сказать, что Варданян был самым позитивным человеком из всех политиков и бизнесменов, с кем мне приходилось общаться по работе, а также одним из самых скромных. На представлении армянских учеников международных школ системы UWC в Дилижане, он, догадавшись, что я не понимаю речь директора школы на английском, начал переводить мне его слова. Причем продолжил это делать даже после того, как сотрудники предложили его заменить.

 Рубен Варданян в школе UWC Dilijan. Фото: mediamax.am

По словам Варданяна, многие помогали ему совершенно бескорыстно, поэтому он не согласен с тем, что злых людей больше, чем добрых. Однажды он рассказал историю: «После первого курса меня, как и всех других ребят, забрали в армию. Я попал в Азербайджан. В то время там еще не было конфликта, но отношения с Арменией уже были напряженными. Как-то подходит ко мне прапорщик-армянин и говорит: «В Армению хочешь поехать служить?» Я ему: «Хочу». Он: «300 рублей – и поедешь». Я: «Таких денег близко нет». Он говорит: «Ладно, 50». «У меня только 27 рублей», – отвечаю. «Ну, это, – он сказал, – уже наглость», – и ушел. И вдруг ребята, с которыми мы в поезде вместе ехали, пошушукались и говорят: «Знаешь, мы там оставляли себе на сигареты по рублю или по три... В общем, вот тебе деньги — езжай в Армению служить». Я эти 23 рубля на всю жизнь запомнил».

По словам Варданяна, многие помогали ему бескорыстно, поэтому он не согласен с тем, что злых людей больше, чем добрых

Поражает оптимизм Варданяна и его желание осуществлять масштабные проекты, даже когда большинство людей считают их пустой тратой денег и времени или просто не верят в их успешное завершение. Но он в подобных случаях проявляет философский подход и призывает думать о более долгосрочной перспективе, а не о сиюминутной выгоде. Например, на регулярные вопросы о том, как действовать в условиях кризиса, он любит отвечать, что «любые кризисы – это возможности».

«Надо пытаться увидеть себя в контексте поколений – какой ты оставишь след. Мне всегда нравилось делать невозможное возможным, пытаться показать перспективу, потому что человек должен жить с мыслью о завтрашнем дне. Даже воровать будут по-другому, если станут делать это вдлинную. В России все живут одним днем, но те, кто у власти, похоже, думают, что будут жить и править вечно... И такие нестыковки, непоследовательность во всем меня поражают», – признался Варданян.

Выживший в «джунглях бизнеса» 1990-х

Удивительна и сама история успеха Варданяна. В 17-летнем возрасте он приехал из Еревана в Москву и поступил на экономический факультет МГУ. Иногда в шутку называет себя нетипичным бизнесменом, потому что всю жизнь хорошо учился – закончил с золотой медалью школу в Ереване, в университете получил диплом с отличием.

Продолжал Варданян свое образование и после того, как начал работать: прошел курсы и программы в INSEAD, Гарвардской бизнес-школе, Йельском университете и Высшей школе бизнеса Стэнфордского университета.

Еще будучи студентом четвертого курса МГУ, он устроился работать в «Менатеп-Инвест», а затем сделал выбор, который определил, вероятно, всю его дальнейшую карьеру – перешел в только что созданную компанию «Тройка Диалог» с капиталом 35 тысяч долларов, которую уже через год возглавил. Причем согласился на сокращение зарплаты с тысячи долларов до сотни.

«Мне было важно найти то, что сделает меня счастливым, и найти то, что движет мной... То, что мы делали, – это не зарабатывание денег: мы меняли страну, считаю, в лучшую сторону... Сервис меняли, элементарное – взять трубку и сказать: «Алло, «Тройка Диалог», вас слушают». Понимаете, когда мы начинали, первый вице-премьер позвонил и спросил меня: кто такой Доу Джонс и куда он падает? Как будто было не с нами. Это сейчас все легко – миллиарды туда и обратно», – вспоминает Варданян.

«Когда мы начинали, первый вице-премьер позвонил и спросил меня: кто такой Доу Джонс и куда он падает?» - Рубен Варданян

Он с самого начала решил вести бизнес по международным стандартам, на долгосрочную перспективу, что было довольно странно по временам «дикого капитализма» девяностых. И его компания – вероятно, единственная в России, которая с 1991 года ведет международную аудиторскую отчетность, что помогло ей заручиться доверием западных инвесторов: «В России 1990-х были джунгли – нужно было уметь царапаться и кусаться, принимать быстрые решения. Для кого-то эта среда была комфортной. Но «Тройка» не могла быть успешной вне цивилизованного пространства: только когда есть четкое понимание правил игры и работаешь в понятном правовом поле, только тогда можешь думать «вдлинную».


 Рубен Варданян, президент Серж Саргсян и католикос Гарегин II.  Фото: Арнос  Мартиросян/rw.am

Бизнес правильный и неправильный

Варданян иногда в шутку замечает, что он – не из тех бизнесменов, которые не хотят рассказывать о том, как заработали первый миллион (к слову, наш герой это сделал в 1996-м году). Интересен его рассказ о беседе с Михаилом Ходорковским в 1997 году про методы ведения бизнеса в России и деньгах, которые можно заработать: «Каждому свое. Зато у меня никогда в жизни не было охранников. Я 20 лет назад сказал, что когда у меня будут охранники, я уволюсь с работы. Для меня цена не описывается в деньгах, каждый выбирает свою систему оценки успеха или неуспеха».

«Каждому свое. Зато у меня никогда в жизни не было охранников» - Рубен Варданян о своей беседе с Михаилом Ходорковским

О бизнесе «по-западному» Варданян спустя годы скажет: «Очень долго у меня была иллюзия (к сожалению, была очень болезненна ее потеря), что у нас все неправильно, а вот там, на Западе, сейчас все правильно, и вот я буду делать по международным стандартам. И когда ты понимаешь ближе, что там тоже очень много прогнившего и двойных стандартов, выясняется, что многие вещи, которые я теоретически делал правильно, как раз не нужны. Потому что для бизнеса, который построен более приземленно, в более реалистических условиях, надо действовать более жестко, чем так, как мы пытались сделать, исходя из теории правильности. Быть слишком правильными тоже не надо».

Инвестиции в историческую родину

Интересно и то, что в первые годы после основания «Тройки Диалог» Варданян практически не брал на работу армян, пытаясь таким образом доказать всем, что у него не армянская компания. «Теперь я понимаю, что это была большая глупость и пустая трата времени. Жесткое следование надуманным, искусственным принципам было одной из моих серьезных ошибок», – признается он.

Сейчас бизнесмен поддерживает тесную связь со своей исторической родиной, инвестируя в Армению и осуществляя крупномасштабные благотворительные проекты. Он также входит в Верховный духовный совет Армянской апостольской церкви.

Благодаря его инициативе в 2008 году стартовал проект «Возрождение Татева», который объединил около 140 человек из 18 стран и стал одним из первых успешных примеров государственно-частного партнерства в Армении. Проект планируется завершить в 2017 году с общим объемом инвестиций 80 миллионов долларов. Значительную часть этой суммы предоставил благотворительный фонд Рубена Варданяна и его жены Вероники Зонабенд.

В рамках проекта был отреставрирован один из красивейших памятников армянской средневековой архитектуры – Татевский монастырь, и построена самая длинная в мире реверсивная канатная дорога «Крылья Татева» (5752 метров, «Книга рекордов Гиннесса»).

 Реверсивная канатная дорога «Крылья Татева». Фото: aircaucasus.am

Сейчас внимание Варданяна приковано к другому масштабному проекту – UWC Dilijan College, ставшему первым международным колледжем системы United World Colleges на постсоветском пространстве. Проект общей стоимостью 150 миллионов долларов (средства выделили Варданян и его друзья-бизнесмены из разных стран мира) призван повысить уровень образовательной системы Армении, ее конкурентоспособность и узнаваемость в мире – ведь там уже учатся 100 детей из почти 50 стран мира, включая Турцию. И хотя учеба в Дилижанской школе – недешевое удовольствие (30 тысяч долларов), платить за нее будет специальный благотворительный фонд, основанный на средства Варданяна и его друзей.

При том что бизнесмен обладает в Армении огромным авторитетом, в ее политику он вмешиваться не намерен: «Я помогаю своей малой родине, реализую некоторые проекты. Но я считаю, что я хорош там, где делаю то, что делаю, что умею делать».

Варданян также является партнером-учредителем, заместителем председателя Международного попечительского совета Московской школы управления «Сколково» (в 2006-2011 годах был президентом бизнес-школы «Сколково»).

Кому и чем надо помогать

По мнению Варданяна, бизнес России и Армении должен помочь своим государствам смягчить для населения тяжесть трансформации из одной экономической системы в другую. Свои благие дела он считает не стопроцентной благотворительностью, а «попыткой сделать так, чтобы эти механизмы работали сами по себе, без доноров, без благотворителей».

«Мои дети знают, что им в наследство не останется никакого состояния» - Рубен Варданян

Схожее отношение он проявляет к собственным детям: «Когда старшему сыну исполнилось 13, мы с Вероникой (женой) решили, что потратим наши деньги на проекты, которые помогут изменить мир к лучшему. Дети знают, что им в наследство не останется никакого состояния. Мы даем им образование и считаем, что в будущем они смогут жить самостоятельно. Есть, конечно, кое-какая недвижимость, не самая шикарная, чтобы у них была какая-то база, но это все. Я совершенно спокойно отношусь к материальным благам, равнодушен к машинам, самолетам и прочим атрибутам богатства. Единственное, на что я трачу деньги, – это книги и благотворительные проекты. У нас их довольно много, и главное – довести все до конца».

kavpolit.com

Архив «Публикаций из СМИ»
Loading