Публикации из СМИ

Музей русского импрессионизма представляет проект «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа»

Музей русского импрессионизма представляет проект «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа»: около 60 работ художников — от прославленного Мартироса Сарьяна до менее знаменитых Егише Тадевосяна и Ваграма Гайфеджяна. Перед открытием экспозиции «Культура» встретилась с директором музея Юлией Петровой.

культура: Вашему музею в мае исполняется год. Думаете подводить итоги?

Юлия Петрова

Юлия Петрова

Петрова: Даже в рамках человеческой жизни это крошечный срок. И все же есть чем гордиться: провели три выставки, последняя, посвященная творчеству Елены Киселевой, стала самой удачной. Не только обычные зрители, но и многие искусствоведы никогда не видели ее живописи. В целом наше появление восприняли доброжелательно. Может, помогло обаяние тех авторов, с которыми работаем — Коровин, Серов, Грабарь, Кустодиев. Однако прекрасно понимаю, что огромное число жителей Москвы пока не слышали о музее. 

культура: Термин «русский импрессионизм» не раз подвергался критике...
Петрова: Да, некоторые восприняли его с иронией. Мы были готовы к подобной реакции. Как искусствовед я убеждена, что импрессионизм существовал и за пределами Франции. Это панъевропейское явление, естественная стадия развития западной живописи. После реалистического этапа наступает раскрепощение мазка. Очень образно сказал Владимир Леняшин, ведущий специалист по русскому искусству второй половины XIX — XX века: «От того, что закон всемирного тяготения открыт Исааком Ньютоном, он не стал английским». Так же и с импрессионизмом. 

культура: Чем наши художники этого направления отличаются от прочих?
Петрова: Русская живопись отличается выбором сюжета и, конечно, колоритом. Виды Прованса не похожи на пейзажи Московской области и даже Крыма. Иная жизнь, иные краски, иной свет и в итоге — иная живопись. 

культура: Что такое армянский импрессионизм? Не вызовет ли непривычное словосочетание новых споров?
Петрова: Искусство этой страны не изучается в России даже на кафедрах крупных университетов, поэтому отечественным специалистам оно практически не известно. Меж тем в самой Армении термин «армянский импрессионизм» существует и дискуссий не вызывает. Так что названием выставки мы не собираемся никого шокировать. Покажем живопись европейского плана, которая сформировалась на основе французской и русской школ. Мы работали с двумя крупными собраниями. Прежде всего с Национальной галереей Армении, главным музеем страны. Оттуда мы привезли картины первого ряда. Второй источник — Музей русского искусства, бывшая коллекция профессора Арама Абрамяна. Она была передана государству больше 30 лет назад, на ее базе был основан музей, в залах которого полотна Коровина, Грабаря, Крымова, Архипова, Головина... К сожалению, даже в Ереване не все знают о существовании этого прекрасного музея. В Россию эти вещи тоже практически не приезжают. В нашем музее будут показаны не только полотна армянских мастеров, но и четыре шедевра русских авторов, в частности Наталии Гончаровой и Аристарха Лентулова. Они станут гостями нашей постоянной экспозиции на все время работы выставки армянского импрессионизма, до 4 июня, а потом вернутся домой. 

культура: У армянского импрессионизма тоже свой почерк?
Петрова: Армянский импрессионизм сформировался частично во Франции, частично в России. Однако сюжеты и колорит выдают Закавказье. Те художники, кто работал исключительно во Франции — как Карапет Адамян, проведший почти всю творческую жизнь на побережье Атлантического океана, — больше принадлежат Пятой республике. Но мастера, вернувшиеся после учебы за рубежом в Армению, создавали иные произведения: сбор урожая прекрасными девушками в национальных нарядах, дворики Гарни, горные монастыри.

К.Адамян. На пляже

культура: Чьи картины вы покажете?
Петрова: Самое громкое имя — Мартирос Сарьян. Есть и неизвестные у нас авторы, ему совсем не уступающие. Например, Егише Тадевосян или Карапет Адамян. Последнего я полюбила за легкость, воздушность, нежность живописи. Всего будет около 20 художников. В основном первой половины XX века, хотя есть и несколько более новых работ. В частности, Хачатура Есаяна, присутствующего также в нашем основном собрании. 

культура: Расскажите о планах музея.
Петрова: Сейчас ведутся переговоры с несколькими европейскими музеями. Например, Словения хочет привезти в Москву своих импрессионистов. Эта выставка уже имела успех в Париже, возможно, будет показана и у нас. Однако интересно делать выставки и другого плана — монографические проекты, воскрешать забытые имена. Так произошло с Еленой Киселевой, я о ней уже упоминала. С живописью Елены Андреевны я познакомилась случайно. Собиралась в Воронеж и заранее заглянула на сайт областного художественного музея имени Крамского. Обнаружив «Марусю», была фраппирована, поскольку привыкла считать, что русских мастеров первого ряда знаю наизусть. Приехав в Воронеж, побежала смотреть и выяснила, что там не одна работа Киселевой, а несколько десятков. Сразу договорилась о выставке. Большое спасибо директору Владимиру Добромирову: он поверил в серьезность наших намерений, хотя Музей русского импрессионизма на тот момент еще не был открыт. Потом мы с коллегами стали искать работы Киселевой по всему свету. Нашли в США, Канаде, Португалии, Сербии и, конечно, России. Поиск каждой картины — это почти детективная история.

Осенью откроем выставку, посвященную Михаилу Федоровичу Шемякину — не нашему современнику, а другому автору, творившему в первой половине XX века. Летом покажем часть личной коллекции Владимира Спивакова: работы начала прошлого столетия, в том числе представителей «Мира искусства», а также более поздних авторов, вплоть до сегодняшних. Здесь же будет подборка западноевропейских народных произведений: живопись на стекле. Большой христианский цикл — от Благовещения до Страстей Христовых. Владимир Теодорович собирал его несколько лет буквально по одной работе. Известно, что в коллекционировании существует мода. То в моде Александр Бенуа, то, например, Дмитрий Краснопевцев. А тут человек опирался на собственный вкус и убеждения. Многим зрителям экспозиция позволит увидеть Спивакова с неожиданной стороны.

portal-kultura.ru

Е. Тадевосян. Лодки. Трапезунд, 1906

Архив «Публикаций из СМИ»
Loading