Публикации из СМИ
Президенты взялись за конфликт в Нагорном Карабахе

ГОЛОС АМЕРИКИ

Сегодня в Астрахани президент России Дмитрий Медведев обсуждал урегулирование нагорно-карабахского конфликта с лидером Армении Сержем Саргсяном и его азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым.

Пожалуй, единственным очевидным результатом этой встречи стало решение Алиева и Саргсяна обменяться военнопленными и телами убитых солдат. «Речь идет о специальной декларации, направленной на укрепление мер доверия», – прокомментировал соглашение Дмитрий Медведев. Хотя активный вооруженный конфликт между Азербайджаном и Арменией прекратился в 1994 году, с обеих сторон по-прежнему гибнут люди. Так, например, только вчера был убит солдат-срочник Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики Арут Григорян, 1990-го года рождения.

Краткая историческая справка

Истоки конфликта вокруг Нагорного Карабаха можно искать еще в армяно-азербайджанской войне 1918-1920 годов и ранее. В 1923 году в рамках Азербайджанской ССР была создана Нагорно-Карабахская автономная область – в той части Нагорного Карабаха, где преимущественно жили армяне. На протяжении советской истории Ереван не раз пытался изменить эту ситуацию, но центр ему в этом отказывал, в том числе, против изменений выступал Сталин.

Согласно переписи 1979 года, 75,9 процента жителей НКАО составляли армяне, 22,9 процента – азербайджанцы. Впоследствии армяне обвиняли азербайджанцев в том, что те специально наращивали свое присутствие в Нагорном Карабахе, чтобы изменить демографическую ситуацию. «Старался изменить там демографию», по собственным заверениям, и Гейдар Алиев, который в советское время занимал различные ответственные посты в Азербайджане, а с 1993 по 2003 был его президентом.

По мере ослабления СССР конфликт обострялся. В 1988 году начались первые межэтнические столкновения между армянами и азербайджанцами. А в 1991-м, когда армянское население Нагорного Карабаха проголосовало на референдуме за независимость от Азербайджана, началась очередная азербайджано-армянская война – самая кровавая на карте бывшего СССР. Погибло до 25 тысяч человек, столько же было ранено, тысячи пропали без вести, а сотни тысяч людей стали беженцами. И сегодня очень острым остается вопрос об азербайджанских беженцах, живших в Нагорном Карабахе. В 1994 году Азербайджан, Армения и НКР подписали при посредничестве России договор о прекращении огня.

В 2007 году Россия, США и Франция – сопредседатели Минской группы ОБСЕ, созданной для урегулирования нагорно-карабахского конфликта, – подписали Мадридский документ, который предусматривает проведение референдума о самоопределении в Нагорном Карабахе, а также освобождение армянскими войсками прилегающих к Нагроному Карабаху оккупированных азербайджанских территорий.

Третий лишний?

Уже седьмой раз, начиная с 2008 года, переговоры вокруг Нагорного Карабаха проходят в трехстороннем формате – Россия, Азербайджан, Армения. «Частота встреч именно тем и вызвана, что призвана компенсировать рост напряженности в зоне Нагорного Карабаха и удержать от непоправимых шагов», – отметил в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Константин Затулин, первый заместитель председателя думского Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, директор Института стран СНГ.

Встреча Медведева, Алиева и Саргсяна в Астрахани совпала с открытием в этом городе памятника Гейдару Алиеву. Некоторые эксперты видят в этом определенный успех азербайджанской дипломатии. Впрочем, эксперты, с которым общался корреспондент «Голоса Америки», считают, что Россия сохраняет нейтралитет.

С этим согласен и Константин Затулин, с той только поправкой, что этот нейтралитет «активный». Вот как Затулин охарактеризовал отношения России с этими двумя закавказскими государствами.

«Россия испытывает дискомфорт от того, что любое развитие российско-армянских отношений ревниво воспринимается в Азербайджане и наоборот», – сказал он. Если с пограничным Азербайджаном Россия тесно связана экономически, отметил Затулин, то ее отношения с Арменией «более высокого институционального уровня», поскольку Армения входит в военно-политический блок Организации Договора о коллективной безопасности и является наблюдателем в Евразийском экономическом сообществе.

Впрочем, чуть позже Затулин критически заметил: «В Азербайджане сочли, что конечный выбор Турции в пользу отказа от армяно-турецкого урегулирования в нагорно-карабахском вопросе является дипломатической победой Азербайджана, и на фоне этой победы надо развивать политическое наступление, добиваться решения нагорно-карабахского вопроса на условиях Азербайджана».

Между Ереваном и Баку

О российском участии в урегулировании нагорно-карабахского конфликта главный редактор «Вестника Кавказа» Алексей Власов сказал в интервью «Голосу Америки»: «Я думаю, Россия принимает на себя риски возможной неудачи переговоров, но при этом Москве очень важно показать, что она является главным модератором диалога по Нагорному Карабаху. Отсюда такая активность российской дипломатии и трехсторонний формат встреч, который в последние годы уже стал привычным. Но это не означает, что удалось достичь конкретных результатов, хотя четко обозначены позиции сторон и выявлены моменты, мешающие достижению компромисса».

В Баку и в Ереване, да и в столице Нагорного Карабаха Степанакерте, очевидно, недовольны тем, как развиваются переговоры. Представитель пресс-службы Азербайджанского посольства в Москве, в ответ на просьбу «Голоса Америки» прокомментировать официальную позицию Баку, сослалась на сайт азербайджанского МИДа. Там говорится следующее: «Хотя попытки урегулирования, предпринимаемые в рамках ОБСЕ довольно давно, не всегда были последовательными и пока не принесли результатов, Азербайджан по-прежнему привержен мирному решению конфликта в конструктивном ключе».

На это возразил вице-президент Союза армян России Гегам Халатян в интервью с корреспондентом «Голос Америки». Во-первых, он сослался на частые перестрелки на границе Нагорного Карабаха с Азербайджаном, который, по его словам, «нагнетает конфликт». Во-вторых, Гегам Халатян напомнил, что «Азербайджан усиленно наращивает свой военный потенциал». Отметим, что не так давно азербайджанский министр финансов Самир Шарифов сообщил, что военный бюджет его страны в 2011 году вырастет на 90 процентов – это более 3 миллиардов долларов. Для сравнения – армянский военный бюджет составляет примерно 385 миллионов долларов. «Если мировое сообщество реально хотело бы исключить вариант войны, оно могло бы соответствующий уровень вооружения обеспечить и для Армении», – считает Халатян.

Он также усомнился в том, что продленная аренда военной базы Гюмри в Армении, да и членство этой страны в ОДКБ создает гарантии защиты от Азербайджана – вопреки мнению Алексея Власова, Константина Затулина, наконец, независимого военного обозревателя Александра Гольца и других экспертов. Вспомнил Халатян и о том, что членство Киргизии в ОДКБ не помогло ей, и Россия не вмешалась в конфликт на юге страны. Напомним, впрочем, что конфликт был внутренним, а страны-члены ОДКБ оказывают помощь друг другу в случае внешней или террористической угрозы.

Промежуточный итог

Итак, азербайджанский МИД четко заявляет свою позицию: «Оставаясь приверженным мирному урегулированию конфликта, Азербайджан, тем не менее, никогда не пойдет на компромисс по вопросу о своей территориальной целостности и таким образом никогда не признает готовое решение, основанное на свершившемся факте, которое пытается навязать армянская сторона».

Между тем Гегам Халатян выражает свою личную, но распространенную среди армян точку зрения: «Когда говорят о принципах Мадрида, постоянно ссылаются на Хельсинские соглашения, которые зафиксировали статус-кво в Европе после Второй мировой войны. На мой взгляд, все, что делается в истории с Нагорным Карабахом, прямо противоречит Хельсинскому процессу. Согласно нормам, которые существовали в Советском Союзе, Нагорный Карабах провел референдум (в 1991-м году, который азербайджанцы бойкотировали – В.Л.) и провозгласил свою независимость. Потом была кровопролитная война, которая длилась до 1994 года. Это статус-кво. Если следовать духу Хельсинки, надо бы зафиксировать статус-кво и тем самым признать сложившиеся реалии».

Константин Затулин в завершение сказал, что Россия, на его взгляд, четко обозначила свою позицию в заявлении по Нагорному Карабаху, которое было сделано во время встречи «большой восьмерки» и подписано президентами стран-сопредседателей Минской группы – Медведевым, Обамой и Саркози. «Там изложены принципы урегулирования конфликта, из которых лично я делаю вывод, что сопредседатели понимают, что без военных действий, без тотальной оккупации Нагорного Карабаха, военных перспектив которой я сейчас не вижу, Нагорный Карабах не откажется от своего независимого статуса», – сказал Затулин.«Об этом не говорится прямо в заявлении президентов, не может говориться прямо, – пояснил он, – но там есть детали, например, вычленение Лачинского коридора из перечня тех районов Азербайджана, которые должны или могут быть возвращены в качестве мер доверия на первом этапе».


От пресс-службы САР:

В связи с тем, что в приведённой статье высказывания вице-президента САР Г.Халатяна даны в усечённом виде, что не даёт полного представления о его позиции, прилагаем распечатку ответов Г.Халатяна на вопросы корреспондента Русской службы "Голоса Америки" Василия Львова присланную на согласование (вопросы в тексте опущены редакцией «Голоса Америки»).

«Когда говорят о принципах Мадрида, постоянно ссылаются на Хельсинские соглашения, которые зафиксировали статус-кво в Европе после Второй мировой войны. На мой взгляд, все, что делается в истории с Нагорным Карабахом, прямо противоречит Хельсинскому процессу. Ситуация следующая. Согласно нормам, которые существовали в Советском Союзе, Нагорный Карабах провел референдум (в 1991-м году, который азербайджанцы бойкотировали - В.Л.) и провозгласил свою независимость. Потом была кровопролитная война, которая длилась до 1994 года. Это статус-кво. Если следовать духу Хельсинки, надо бы зафиксировать статус-кво и тем самым признать сложившиеся реалии. А весь процесс вокруг Нагорного Карабаха идет вопреки Хельсинскому духу. Пытаются пересмотреть итоги войны, забыть, что Азербайджан совершил агрессию».

«Фактор беженцев - это не более чем спекуляция. О полумиллионе армянских беженцев из Азербайджана никто почему-то не вспоминает. Весь упор делается на 30 тысяч азербайджанцев, которые жили в Нагорном Карабахе. Конечно, права человека даны от Бога и, естественно, они должны соблюдаться, но, на мой взгляд, вопрос о возвращении беженцев нельзя ставить впереди паровоза. Я задаю вопрос: в какую страну они хотят вернуться - в Азербайджан или в независимый Нагорный Карабах?»

«Хлопнуть дверью, прекратить переговоры никто не в состоянии, но соглашаться на какие-то такие вещи... Возникает вопрос: почему вопрос возврата беженцев нужно сейчас решать, а по статусу Карабаха, который в полном соответствии с советским и международным законодательством объявил свою независимость, надо почему-то проводить еще один референдум. Если есть проблема, надо ее решать в комплексе.»

«Турция никогда не переставала поддерживать Азербайджан. Некоторое время под давлением мировых политиков были какие-то переговоры по открытию границы (с Арменией - В.Л.), но потом выяснилось, что это блеф и Турция не собирается улучшать отношения с Арменией. Да и не мы провозгласили лозунг «Один народ - два государства» (слова Гейдара Алиева, президента Азербайджана с 1993 по 2003 годы - В.Л.)»

«Азербайджан нагнетает конфликт. Стрельба идет постоянно, раз в месяц жертвы обязательно бывают. Это бессмысленные жертвы. Военные действия завершены, и эти действия уже не выявляют победителя.»

«Что касается продления договора о пребывании российской базы, это еще ничего не меняет. В любом случае присутствие войск - ну что такое 5 тысяч солдат? Разве они могут реальную роль играть? Тем более они находятся под командованием министерства обороны России и, разумеется, без его команды пальцем о палец не ударят. Никаких гарантий в этом плане я не вижу. Я вижу просто желание России показать, что в данном случае она против возобновления военных действий - так же, как об этом заявляют и Соединенные Штаты и Франция. Вся международная общественность призывает мирными средствами действовать, это понятно. Но говорить, что наличие этой базы гарантирует безопасность Армении, я бы не стал. В договоре ОДКБ, куда входит Армения, и так сказано о том, что посягательства на ее территорию обозначает посягательство на территорию всех стран ОДКБ. Но ОДКБ на сегодняшний день достаточно рыхлая структура. Я с трудом, например, представляю себя, чтобы в случае нападения Азербайджана на Армению узбекские военные приехали бы защищать Армению.»

«Азербайджан усиленно наращивает свой военный потенциал, каждый год он увеличивает свой военный бюджет. Если бы мировое сообщество и, особенно союзники, реально хотели бы исключить вариант войны, они могли бы для паритета обеспечить соответствующий уровень вооружения и для Армении и тем самым остановить гонку вооружений со стороны Азербайджана.»

«Мое глубокое убеждение, что все три сопредседателя (Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта - В.Л.) - и Соединенные Штаты, и Франция, и Россия в этом деле, как и во всей мировой политике, преследуют свои собственные интересы. Баланс мировых сил отражается на ходе переговоров.»

«Полагаю, что дело дипломатов и политиков заниматься переговорным процессом, хотя с каждой стороны во всем этом много корыстных интересов. А человеческой правды, которую сердцем можно понять, я в этих процессах не вижу. »

Обсудить на форуме >>>

Архив «Публикаций из СМИ»
Loading