Публикации из СМИ

Муш. Жизнь продолжается!

12 часов 8 августа. Наш самолёт плавно снижается, ещё несколько минут, и мы приземляемся в аэропорту города Муш. Выходим и окунаемся в жаркий полдень, но дышится как-то легко и свободно. Нашу небольшую группу с радостной улыбкой на лице встречает солидных размеров мужчина, который представляется Арменом. Рассаживаемся в микроавтобусе и… Вот она цель, к которой некоторые из нас шли всю свою жизнь - город Муш, один из крупнейших армянских городов Западной Армении (совр. Турция - ред.). Теперь пора представить моих спутников: Алик Авдолян с женой Инной Николаенко, сыном Петросом и внуком Ваганом из Анапы, ещё один анапчанин Рач Тер-Карапетян, Гайк Мурадян с сыном Арманом (Армения, Москва), Степан Сетракян (Армения) и я.

Для начала немного истории того места, куда мы прибыли. Как пишет Википедия, Муш- город в Западной Армении (территория современной Турции), который находится к западу от озера Ван в южной части Мушской долины, на северных склонах Армянского Тавра, у основания невысоких гор Кордук и Циранакатар. Город расположен на реке Меграгет. Особо в окрестном пейзаже выделяется гора Немрут -- одна из красивейших гор Армянского нагорья в целом и Мушской долины в частности.

Название «Муш» восходит к глубокой древности, поэтому относительно его происхождения и значения не существует какой-либо подтвержденной гипотезы. Одна из самых старых народных версий гласит, что название города и долины произошло от армянского слова мшуш -- туман. Название якобы связано с тем, что Мушская долина по утрам обычно покрыта туманом. Существует также легенда, описывающая происхождение самого тумана, согласно которой туман опускала богиня любви Астгик, чтобы скрыть свою наготу во время купания в реке Арацани от приходящих к ней с разных концов света в поисках любви юношей.

В истории Муш упоминался как крепость, поселок, а с IX-X веков армянские историки упоминают Муш исключительно как город. История Муша уходит в глубокую древность. Здесь были найдены клинописи урартского царя Менуа (810--778 годы до н.э.). Муш находился в крупнейшем гаваре Тарон провинции Туруберан Великой Армении. В начале 360-х гг. неподалеку от города Муш родился создатель армянского алфавита Месроп Маштоц. До IV века Муш принадлежал дому Слкуни, затем был передан вместе с большей частью восточного Тарона ветви рода Мамиконянов, занимавших наследный титул спарапета.

В результате Османского владычества (с первой половины XVI в.), проникновения кочевых курдских племен, национального и религиозного гнета и жестокого насилия значительная часть армянского населения вынужденно эмигрировала. В конце XVIII -- начале XIX веков многие армянские сёла Мушского уезда опустели. После русско-турецкой войны 1828--1829 годов значительное число армян переселилось в Восточную Армению, Алашкерт, Каракилису (совр. Ванадзор) и так далее. С 1830-х годов в оставленных армянами сёлах турецкое правительство стало поселять курдов, в результате чего национальный состав казы претерпел существенные изменения (большая часть этих населенных пунктов к началу XX века ещё сохраняла свои исторические наименования, имелись руины армянских церквей, кладбища). В конце XIX -- начале XX вв. уезд оставался одной из наиболее густонаселенных армянами административных единиц Западной Армении. Армянское население здесь составляло 60 - 65 % (86 - 100 тыс. чел.). Накануне Первой мировой войны в Муше проживало 12 450 армян, которые занимались в основном ремеслами и торговлей. Действовали 5 армянских церквей и 7 школ.

Погромы армянского населения уезда начались в марте 1915 года и уже в июне-июле приобрели массовый характер. Все армянские сёла были разорены, их население вырезано. В некоторых местах (Муш, Канасар, Сурб Карапет, Шамб, отдельные села) армяне прибегли к стихийной самообороне, но потерпели неудачу из-за численного превосходства турецкой армии и малого количества боеприпасов. По данным Мушской епархии, из всего армянского населения 109 сёл спаслись, и нашли прибежище в Восточной Армении едва 1500 человек. Варварски были уничтожены многочисленные памятники истории и культуры, в том числе монастыри Аракелоц (Таргманчац), Св. Карапета, Св. Ованеса со своими богатыми хранилищами манускриптов. Массовая резня началась в городе 10 июля. Окруженные со всех сторон регулярными частями турецкой армии армяне Муша прибегли к самообороне, но из-за численного превосходства турков и нехватки боеприпасов потерпели поражение и были почти полностью истреблены. От 400 до 700 человек сумели перейти в Сасун, где, однако, понесли новые потери. Избежавшие гибели 125 мушцев впоследствии нашли прибежище в Восточной Армении. Но… Вот здесь необходимо уточнение.

Оказывается, небольшим группам армян удалось спастись, спрятавшись в окрестных горах, выдав себя за курдов. Потомки чудом спасшихся от страшной резни армян и сегодня живут в Муше, Сасуне, Битлисе и других населённых пунктах некогда цветущей долины. Об этих людях я ещё обязательно напишу, а сейчас о моих спутниках. Нужно было видеть лица и глаза каждого, вне зависимости от возраста, которыми они смотрели на земли, где ещё сто лет назад жили их предки. Повсюду слышалась армянская речь, красавицы-девушки смущённо отводили глаза, стыдясь внимания юношей, цвели сады, рос виноград, звучал дудук. Им повезло оказаться здесь. Повезло, потому что редко кому выпадает счастье прикоснуться к своим истокам, пройти по земле, по которой ходили деды и прадеды, повезло увидеть дома, в которых жили их родные. И было горько видеть то, что осталось от этих домов, садов, храмов и монастырей.

Степан Сетракян не смог сдержать эмоций, увидев деревню своих прадедов. И даже купол мечети не смог стереть характерной для армянских домов кладки, а аккуратно лежащий на заднем дворе у сарая камень после того, как его перевернули и показали нам сегодняшние хозяева дома - курды, оказался чудом уцелевшим хачкаром. «Я не могу поверить, что нахожусь в Муше, в деревне моих предков. Вы не представляете, но мне кажется, что я здесь родился и вырос, что это моя Родина».

И ещё деревня, и ещё. Повсюду остатки стен, кладбищ, церквей и часовен. А вот и мост Мурат (Сулух) через реку Арацани. Здесь были бои между турками и армянскими фидаинами в 1915 году. Мост был взорван, и погиб герой-фидаин Гевгорк Чавуш. Гайк и Арман Мурадяны, отец и сын, восхищённо осматривают величественный мост, на котором приняли последний бой против вооружённых до зубов турецких солдат самые обычные крестьяне и ремесленники. А потом оба ещё долго вглядываются в бурлящие воды реки, которые текут, как и сто, и 200, и тысячи лет назад, унося вдаль прошлое и настоящее, думая каждый о чём-то своём.

Как рассказал мой спутник Алик Авдалян, кстати, отлично знающий и историю своих предков, и историю Муша, примеров такого мужественного сопротивления множество. Мужчины, старики и подростки оказывали сопротивления едва ли не в каждом селе и городе, отчаянно сражаясь за родные земли, спасая жизни родных, близких, знакомых. А вот и его деревня - точнее, деревня, где когда-то жил его род. Следов былого присутствия армян здесь практически незаметно.

«Турецкие власти постарались сделать всё, чтобы память о моём народе, о моих предках была стёрта с лица этой земли, - рассказывает Алик Тигранович. - Они убивали, вешали и жгли ни в чём не повинных людей. Мой отец и несколько родственников чудом спаслись. По их рассказам, здесь были цветущие сады и виноградники, стояли крепкие дома армянских крестьян, а сегодня ничего и не напоминает о местах, откуда вышел наш род. Где виноградники и сады? А какие дома! Разве так было бы, если бы армяне остались на родной земле? Турки пролили кровь моего народа и заселили наши дома курдами, но память нельзя убить».

Вот и нашёл Алик Авдалян вместе с братом Петром ещё в первый приезд в Муш пять лет назад дом своих предков. Точнее не дом, а место, на котором он стоял, Сегодня здесь стоит дом курдской семьи, которая даже помнит и его деда, и его отца. Из того, что когда-то имелось у семьи Гаспарян, в Западной Армении ничего не осталось. На месте дома деда и прадеда, на месте полей, принадлежащих их семье, братья увидели дома и поля, которыми сегодня владеют курдские семьи. Увидели они и сохранившиеся на склонах окрестных гор полуразрушенные глиняные лотки, по которым стекал вниз в период сбора урожая виноградный сок, наполняя огромные бочки результатом трудов жившего когда-то здесь народа, прославлявшего эту цветущую и такую родную землю. Побывали Пётр и Алик Авдольян и в деревне, где находится родовое кладбище семьи Гаспарян, встретились с местными жителями-курдами, которые знают о том, что происходило в этих местах более 90 лет назад, и очень сожалеют о случившемся. На месте летнего имения братья встретили 85-летнюю местную жительницу, которая, услышав, что они дети Тиграна, расплакалась. Её муж работал в имении Гаспарянов, и, когда у него родился сын, он назвал его армянским именем Тигран. Следов древнего армянского кладбища на политой потом и кровью земле практически не осталось.

Спустя почти столетие турецким властям уже пора было бы принести извинения всему армянскому народу, покаяться перед всем миром за учинённый в начале 20 века Геноцид и просить о прощении. Но, видимо, у страны, так стремящейся попасть в Евросоюз, заявляющей о себе, как о государстве, где все равны, а демократические перемены видны отовсюду, нет желания признать свою вину, а то вдруг армяне возьмут и потребуют материальной компенсации, возвращения утраченных земель, пересмотра границ. Уж лучше так, потихоньку. Глядишь, пройдёт ещё лет сто, и всё забудется само собой. Нет! Не забудется, память вечна, и историю не перепишешь! Особенно ту, которая написана кровью миллионов ни в чём не повинных и загубленных душ.

Ну вот как, скажите, можно передать чувства людей, оказавшихся в тех местах, рассказы о которых передаются из поколения в поколение? Наверное, только если увидеть эти места самому, заглянуть в лица моих дорогих спутников, представить, как в плодородной Мушской долине в начале 20 века кипела жизнь, увидеть куски хачкаров и армянских надгробий, вмонтированных в дома местных жителей, остатки древних кладбищ, величественных построек и крепостей, выпить кристально чистой и удивительно вкусной воды из родника, услышать именно в этих, казалось бы, навечно покинутых армянами землях армянскую речь. А ещё, и это, на мой взгляд, главное, - осознать, что даже дети - Петрос и Ваган Авдаляны, путешествовавшие вместе с нами, прекрасно понимают, где они оказались и что они получили уникальную возможность попасть туда, куда мечтают хотя бы раз в жизни на миг вернуться разбросанные по всему миру потомки мушских армян.

Память вечна, она передаётся от отца к сыну, от деда к внуку. И пока жив гордый и непокорившийся армянский народ, до тех пор жива память и боль о человеческой ненависти, безжалостных убийствах, предательстве, несокрушимой вере, бесконечной любви и свободе!

Жизнь продолжается!

Юрий Спектор, Муш, Западная Армения, август 2011 г.

P.S. Редакция газеты «САР» КРО САР выражает особую признательность и благодарность семье Авдалян за организацию поездки в Западную Армению (совр.Турция) и Республику Армения.



Обсудить на форуме >>>

Архив «Публикаций из СМИ»
Loading