Новости САР

Ара Абрамян: Главная политическая сила – армянский народ

Эксклюзивное интервью Vesti.am с президентом Союза армян России и Всемирного армянского конгресса Ара Абрамяном

–Ара Аршавирович, прошедший год имел особое значение в жизни армянского народа и Армении, поскольку в 2015 году исполнилось 100 лет Геноциду армян. Что Вы хотели бы сказать об итогах года?

–Бесспорно, 2015 год занял особое место в нашей истории, поскольку исполнилось 100 лет Первого геноцида в истории ХХ века, который унес жизни более двух млн армян и лишил нас большей части исторической родины – Западной и Южной Армении.

Надо сказать, что Армения и Спюрк предприняли огромные усилия по обращению внимания мирового сообщества к этой траурной дате. Главное, мы смогли вместе с цивилизованным миром подтвердить, что политико-правовая ликвидация последствий Геноцида армян является актуальной международной проблемой, а не только исторической темой. Без решения данного вопроса по-прежнему сохраняется рецидив геноцида в политике соседней Турции, остается уязвимым региональная безопасность на Южном Кавказе и Ближнем Востоке. События в Сирии и в зоне карабахского конфликта со всей очевидностью подтверждают данный тезис.

Впервые мы смогли объединить коллективные усилия армянского мира для выработки политической платформы, что наглядно проявилось в принятии Всеармянской декларации, в которой заложены два основных принципа – «Помню и Требую». Иными словами, армянский народ и государство никогда не смогут предать забвению преступление Геноцида и одновременно мы имеем все основания в соответствии с нормами международного права требовать ликвидации его последствий в моральной, экономической, финансовой и политической сферах.

Главной темой международной политики в апреле 2015 года была Армения и проблема признания Геноцида армян Турцией. Канонизация всех жертв Геноцида Армянской Апостольской церковью; траурная месса Папы Римского Франциска I и признание армянской трагедии Первым геноцидом в истории ХХ века; соответствующие резолюции парламентов бывших союзников Османской империи Австрии и Германии, а также ряда других стран; траурные мероприятия в Ереване с участием представительных иностранных делегаций и, прежде всего, президентов России, Франции и Сербии; многочисленные публикации в мировых СМИ и передачи на ведущих телеканалах; сотни и тысячи памятных мероприятий в различных странах мира – все это показало сопричастность мирового сообщества к проблеме армянского народа и дискредитировало политику современных властей Турции по отрицанию самого факта Геноцида армян.

Должен отметить конструктивную деятельность властей и гражданского общества Армении, непосредственно Государственной Комиссии РА по координации мероприятий, посвященных 100-летию Геноцида армян, и лично президента Сержа Саргсяна. Полагаю, что решение членов Госкомиссии по созданию общеармянского органа – Национального Совета, станет базовой площадкой обсуждения всех вопросов общеармянского характера.

Особую благодарность выражаю российскому армянству и «Союзу армян России» в частности, усилиями которых на высоком уровне были проведены многочисленные мероприятия, посвященные 100-летию Геноцида армян, а также всем государственным и общественным институтам РФ за их широкую поддержку и содействие в данном вопросе.

Надо сказать, что и президент России и депутаты Государственной Думы России отнеслись к этому вопросу политически ответственно как истинные союзники. Послание президента России В.В.Путина участникам организованного Союзом армян России Вечера памяти «Мир без геноцида», зачитанное 22 апреля в Колонном зале Дома Союзов, стало беспрецедентным для руководителя такого уровня по жёсткости и точности формулировок и привело к дипломатическому скандалу между Турцией и Россией - угрозам отозвать из Москвы турецкого посла.

Президент В.В. Путин впервые в истории российского государственного руководства назвал данные трагические события геноцидом, 24 апреля 2015 года посетил Ереван и принял участие в главных траурных мероприятиях в Цицернакаберде. В свою очередь, парламентарии в апреле 2015 года приняли очередную резолюцию по Геноциду армян, а в ноябре выступили с законодательной инициативой о криминализации факта отрицания Геноцида армян.

Безусловно, тема Геноцида имеет чувствительное отношение к памяти армянского народа и продолжает болезненно восприниматься в Турции. Однако без цивилизованного разрешения настоящего вопроса напряжение в армяно-турецких отношениях будет сохраняться.

–2015 год был достаточно сложным в контексте урегулирования Карабахского вопроса и в армяно-азербайджанских отношениях. Что Вы думаете по данной теме?

–К сожалению, политическое урегулирование Карабахского вопроса в последние два года характеризуется особым напряжением, несовместимостью позиций конфликтующих сторон по компромиссному варианту его разрешения. Баку и Ереван со Степанакертом вкладывают в понятие компромисса разные подходы. Мне думается, что армянский подход рационален и логичен.

Обострение военной напряженности вдоль соприкосновения сил в Нагорном Карабахе показывает, что Азербайджан переходит от военной риторики к откровенным угрозам и рассчитывает силовым путем решить проблему в свою пользу, иллюзорно надеясь при этом на собственное превосходство в вооружении. К сожалению, жертвами становятся военнослужащие и мирные граждане.

Однако такой подход еще более осложнит ситуацию и отдалит нас от достижения мира. Война может оказаться затяжной и приведет к интернационализации самого конфликта. Любые попытки Турции ввязаться в карабахский военный конфликт на стороне Азербайджана обернутся международной трагедией, прежде всего, для Баку и Анкары.

Нам понятна сдержанность армянской стороны в плане резких военных ответов, поскольку Ереван нацелен на политический формат разрешения проблемы в рамках Минской группы ОБСЕ. Не умаляя роли Минской группы и главных посредников, все же, армянской стороне следует отвечать более жестко на провокации противника, что отрезвит «горячие головы» азербайджанского военно-политического руководства.

Учитывая сохранение военной напряженности на линии соприкосновения сил, международные посредники в последние месяцы выступили с разумными предложениями о размещении здесь технических средств контролядля последующего расследования фактов нарушения перемирия. Полагаю, что армянский мир должен еще более тесно сплотиться вокруг Армении и справедливого решения Карабахского вопроса. Наша армия есть и  будет надежным гарантом сохранения мира и безопасности Арцаха.

–Важной темой развития Армении является состояние экономики и проблема коррупции. Многие в Армении связывали большие надежды от вступления в ЕАЭС. Вы, как известно, являетесь активным сторонником ЕАЭС и армяно-российских экономических отношений. Однако показатели 2015 года оказались весьма неутешительными для Армении. Что Вы можете сказать в этой связи?

–Действительно, я являюсь осознанным сторонником расширения армяно-российского стратегического союза и экономических связей в частности. Объективным следствием данной стратегии стало вступление Армении в состав Евразийского экономического союза, что, как известно, вызвало неоднозначную реакцию внутри и вне Армении.

Потенциальные и реальные преимущества российского экономического рынка для Армении в части касающихся вопросов энергетики, свободного движения капитала, товаров и рабочих сил, а также языкового пространства вполне очевидны. Да и главным внешним инвестором молодой армянской экономики опять же выступает Россия. Я уже не говорю о тех значительных объектах недвижимости и хозяйствующих субъектах, которые по решению армянских властей оказались в собственности России.

К сожалению, экономическая (санкционная) война против России – основного рынка ЕАЭС, последовавшие за этим девальвация рубля, падение мировых цен на нефть, серьезный социально-экономический кризис и сокращение рабочих мест привели к подобной неутешительной ситуации и для Армении. Как следствие, сокращение торгового оборота, российских инвестиций, финансовых трансфертов, отток рабочих мигрантов.

Однако, я уверен, что данная ситуация носит временный характер, Россия сохраняет высокий потенциал экономического развития. В свою очередь ЕАЭС пребывает в стадии становления, правовой, финансовой, экономической и фискальной адаптации к новым условиям интеграции.

Должен сказать, что и в нынешней сложной экономической и политической обстановке, российские власти и представители крупного бизнеса проявляют особое внимание к имеющимся проблемам Армении. Так, за последние месяцы я неоднократно приезжал в Армению в составе представительных российских делегаций. Мы вместе с главой госкорпорации «Ростехнологии» С.В. Чемезовым, руководителем ОАО «Объединенной судостроительной корпорации» А.Л. Рахмановым и Гендиректором ОАО «РТ-Химкомпозит» К.Ю. Шубским посещали Ереван и обсуждали с армянскими коллегами актуальные вопросы по открытию новых рабочих мест, новым инвестициям и современным технологиям. Надеюсь, что достижение соглашений приведет к новым позитивным процессам в экономике Армении, росту внешнеторгового оборота и приостановке тенденций трудовой миграции. Правда,  соглашение зависит не только от российской стороны, но и от Еревана.

Одновременно, мы изучаем новые возможности евразийской экономической интеграции и нераскрытый потенциал партнерства, что является ключевой темой экономического развития России. Соответственно, актуализируется вопрос информационного сопровождения деятельности ЕАЭС, интенсификации диалога хозяйствующих субъектов и бизнеса государств-членов Союза. В этом плане мы предприняли ряд конкретных шагов. По нашей инициативе в Армении в скором времени будет создан Информационный центр ЕАЭС, 22–26 июня 2016 года в Ереване планируется провести крупный международный евразийский экономический форум с участием представителей бизнеса стран ЕАЭС и других заинтересованных иностранных партнеров.

Все это, на мой взгляд, будет способствовать определению наших возможностей, конкретизации сфер интеграции и приложения капитала, децентрализации процесса бизнес сотрудничества на региональном уровне, выработке содержательных программ экономического объединения.

Санкции стран Запада в отношении России и ответные меры российских властей объективно создают для наших партнеров по ЕАЭС, включая и Армению, новые возможности для заполнения своими товарами освободившегося пространства. В армянском случае это продукция сельского хозяйства и высоких технологий. Иными словами, экономический кризис и сложившаяся политическая конъюнктура создают новые возможности для интенсификации хозяйственной кооперации дружественных стран. Но для этого необходимо тем же армянским партнерам повысить уровень производительности и трудовой дисциплины, более профессионально выстраивать бизнес проекты и внешнее сотрудничество, а органам власти РА надо более предметно отстаивать национальные интересы в сфере экономики. Ведь легко давать советы и критиковать, но прежде нужно самим проявлять конкурентную активность.

Возьмем недавний пример осложнения российско-турецких отношений из-за ситуации в Сирии и агрессивного акта ВВС Турции. Россия вынуждена была ввести определенные экономические санкции на турецкие товары. Однако освобождение российского рынка от тех же турецких овощей и фруктов требует соответствующего замещения другими производителями, где Армения могла бы занять определенное место. Санкции в отношении турецких строительных фирм также создают потенциальные возможности для активизации армянских строительных компаний. Но для этого надо работать как производителям и бизнесу, так и политикам.

–Что же можно сказать о проблеме коррупции в Армении и как с этим бороться?

–Увы, Армения не смогла миновать данную проблему в условиях становления молодой государственности. Масштабы коррупции становятся естественной угрозой национальной безопасности, препятствием на пути социально-экономического развития и требуют незамедлительных мер от власти и общества.

Причины сложившейся ситуации имеют объективные и субъективные корни, связанные с наследием прежней эпохи административного управления и хозяйствования, следствием синдрома послевоенного времени, высоким уровнем теневой экономики, монополизацией крупного бизнеса небольшой группой лиц, фактическим отсутствием среднего и малого бизнеса, клановостью кадровой политики, неэффективностью правоохранительной и судебной системы и т.д.

В то же время без последовательной борьбы с коррупцией нельзя рассчитывать на экономический и политический успех. В мире есть немало положительных примеров эффективного противодействия коррупции и минимизации ее масштабов. Опыт того же Сингапура. Во всех случаях нужна политическая воля правящего режима, развитое гражданское общество, прозрачность политических выборов, партийная конкуренция, эффективная система спецслужб, дееспособные правоохранительные и судебные органы, совершенное законодательство и диктатура закона. Ну и конечно, без соответствующей экономической программы нам будет трудно преодолеть коррупцию. Первоначально коррупция связана с экономическими проблемами, а затем превращается в политическую угрозу.

В борьбе с коррупцией следует сделать наказание безальтернативным, но не жестоким. Речь должна вестись не о длительных сроках лишения свободы, не о тотальных конфискациях и экспроприациях. Мы должны предоставить каждому сознательному гражданину право экономической амнистии при условии изменения им правил последующей деятельности, возврата государству незаконно нажитых средств и объектов собственности. Во всех подобных случаях необходимо организовать прозрачные тендеры по последующей приватизации арестованного имущества. Только такая система мер и решительная воля власти способны будут подавить коррупцию в Армении.

–Ара Аршавирович, касаясь экономической темы и внешних связей, что Вы думаете об отношениях Армении с другими иностранными партнерами с учетом нашего членства в ЕАЭС?

–Эффективная экономическая политика государства должна предусматривать ведение многопланового внешнеэкономического партнерства.

Да, есть членство в ЕАЭС, участие в котором определяет некие рамочные правила приоритетного характера, таможенные вопросы, тарифы, стандарты качества, фискальные соответствия, финансово-кредитную унификацию и т.д. Однако членство в ЕАЭС должно исходить из природы объективных экономических и политических интересов страны, а не наоборот. Во всяком случае, любой экономический союз предполагает определенное преимущество его членов.

Вместе с тем, ЕАЭС никак не должен становиться барьером на пути активизации допустимых хозяйственных отношений с другими внешнеэкономическими партнерами. В частности, с ЕС, с которым у Армении может быть в скором времени подписано адаптированное к новым реалиям соглашение, включающее политические, экономические и отраслевые вопросы сотрудничества. Армения не может не развивать плодотворные торгово-экономические связи с США, чья экономика остается ведущей в мире и где проживают более 1,5 млн армян.

Важнейшими региональными экономическими партнерами Армении являются соседние Иран и Грузия, с которыми нас связывают давние дружеские отношения, и с которыми у нас сохраняется взаимная заинтересованность транзитного и иного характера.Снятие же санкций с Ирана открывает новые возможности интенсивного регионального партнерства между Арменией и Ираном. Две страны могут связать Персидский залив с Черным морем, Армения может стать связующим звеном и мостом между Ираном и ЕАЭС, Ираном и Европой, то есть частью мировой логистической системы. А это в свою очередь может актуализировать расконсервацию нахичеванской железной дороги и стимулировать армяно-азербайджано-иранские отношения.

В условиях стремительного падения цен на нефть значительные потери несет и экономика нефтезависимого Азербайджана. Стало быть, Баку было бы экономически выгодно открытие Нахичевана, восстановление определенных отношений с Арменией при посредничестве Ирана, России и стран Запада. Я не исключаю, что со временем мы сможем наладить соответствующие отношения с Азербайджаном, если Баку пойдет на примирение в Карабахском вопросе.

Наконец, перспективным направлением внешнеэкономического сотрудничества для Армении может и должен стать Китай и его мегапроект «Шелковый путь». Соответствующий интерес китайская сторона уже проявляет. Должен отметить, что и Иран и Китай рассматриваются как потенциальные дружественные партнеры ЕАЭС.

–В Армении 6 декабря 2015 года состоялся референдум по конституционным изменениям в плане формирования парламентской модели управления. Что Вы думаете по этому важному политическому вопросу?

–Во-первых, я уже ранее в своих публичных выступлениях касался темы конституционных преобразований, вызванных инициативой ныне правящей РПА. Конституция – не догма, она должна соответствовать динамике общественно-политической жизни страны и его народа. Однако Конституция – это основной закон государства, и нельзя ее менять исходя из прихоти или интересов узкой группы лиц.

Полагаю, что действующая полупрезидентская модель власти достаточно адекватна ситуации в Республике и особой необходимости в подобной политической реформе, на мой взгляд, не было. Можно ведь эффективно управлять как с поста президента, так и с кресла премьер-министра. Вопрос только в том ,  кто и, главное, как управляет.

Парламентская модель оправдалась в мировой практике на примере той же Германии, Израиля, Канады и т.д. Однако опасения политического класса Армении связаны не с самой моделью власти, а тем обстоятельством, что наличие партии большинства (50+1% голосов) может вернуть нас не к лучшим временам советской модели однопартийного управления. Парламент же, представляющий разные политические партии и выражающий палитру политических мнений общества, позволяет более адекватно выстраивать отношения с исполнительной властью.

Следующая обеспокоенность определяется сложным состоянием военно-политической обстановки, в которой пребывает Армения из-за неурегулированности Карабахского вопроса и отношений с соседней Турцией, что создает серьезную внешнюю угрозу провокаций и войны. Соответственно, вопрос кому будут подчиняться главы силовых ведомств, имеет особое значение. При президентской модели все было ясно, а что будет сейчас – ответить сложно. В истории того же Израиля мы знаем, что на определенном этапе премьер-министр одновременно возглавлял и военное ведомство (тот же Давид Бен-Гурион, Леви Эшколь,МенахемБегин). Как будет в Армении, покажет время.

Наконец, парламентская модель предполагает наличие достаточного числа идейно ориентированных партий и высокую культуру политической конкуренции. В современной Армении мы пока не можем похвастаться подобными достижениями партийного строительства и демократической культурой.

Что же касается РПА, то, как минимум, для обывателя странно выглядит время самой инициативы, ведь можно было прозреть в преимуществах парламентской модели управления к моменту завершения не второго срока президентства их партийного лидера, а хотя бы к исходу его первого срока в 2013 году. Мне не хотелось бы усматривать в этом запоздалом решении РПА желание продлить всеми путями время нахождения у власти без соответствующих результатов и мнения общества.

Тем не менее, мы имеем то, что имеем и  должны  соблюдать законодательные изменения и исходить из новых политических реалий. Я решительно против всяких силовых и незаконных методов смены власти.

–В последние месяцы внутриполитическая жизнь Армении получила новое выражение с учетом Вашего заявления о желании принять участие в предстоящих парламентских выборах. Насколько данное желание стало для Вас реальностью последующих шагов и окончательным решением, с какими политическими силами и партиями Вы готовы сотрудничать?

–Действительно, в конце 2015 года я высказал желание принять участие в предстоящих парламентских выборах в Армении с учетом имеющегося у меня армянского гражданства, а главное беспокойства за судьбу моей Родины. Трудно осознавать себя состоятельным армянином и оставаться в стороне от кричащих проблем Армении.

Добившись определенных результатов в крупном бизнесе и общественно-политической деятельности, приобретя соответствующий опыт предпринимательской и международной практики, влиятельные связи и возможности, я уверен в том, что смогу быть полезным для своей Родины и в качестве политического деятеля.

Однако прежде чем принять окончательное решение,  я внимательно изучаю современную ситуацию в Армении, расклад политических сил в обществе и свои потенциальные возможности, результативность предпринятых мною в последнее время некоторых инициатив, связанных с созданием оргкомитета общественного движения «Национальное единство» и открытием ее региональных отделений в районах Армении, евразийскими проектами экономического и информационного характера, конкретизацией объемов и направлений внешнеэкономического партнерства с Российской Федерацией и другими странами ЕАЭС. По итогам данной работы, в 2016 году мы и примем окончательное решение.

С какой политической силой я связываю надежды? Главной политической силой для меня является армянской народ, граждане Армении. Если моя предвыборная программа окажется близкой и понятной им, то я уверен в успехе.

Конституционные изменения после референдума от 6 декабря 2015 года приведут к тому, что новое избирательное законодательство исключит можаритарную систему выдвижения и выборов. Остается только партийный список.Относительно партийного строительства и (или) сотрудничества, пока утвердительно сказать что-то считаю преждевременным. Создание новой политической партии в сложившихся условиях было бы более рациональным решением, но как получится, проявит ли Минюст РА объективное отношение к данной инициативе – мне трудно сказать.

Сохраняется возможность политического союза и с некоторыми действующими партиями, чьи подходы будут созвучны с нашими идеями. Но кто они и с кем мы можем строить партнерство – покажет ближайшее время. Со своей стороны, я готов сотрудничать со всеми здоровыми силами армянского общества, со всеми политическими институтами в Армении и диаспоре, кто обеспокоен ситуацией на Родине и намерен внести свой вклад в ее улучшение.

Должен отметить, что наше участие в парламентских выборах создаст качественно новую ситуацию и во взаимоотношениях Армения – Спюрк. Мы долго и часто говорим о модернизации подобных отношений в сфере экономики, но без политической части сотрудничества сложно рассчитывать на успех в экономике и других сферах. Мои зарубежные поездки и встречи с влиятельными представителями нашей диаспоры в странах Америки, Европы и Ближнего Востока позволяют говорить об их высоком интересе к данной инициативе.

–К сожалению, в ряде армянских СМИ и сайтах Вы подвергаетесь т.н.“критике”, причем критика касается как Вашей общественной деятельности во главе САР, так и семьи. С чем, на Ваш взгляд, это связано и как Вы к этому относитесь?

–Критика, если она несет в себе рациональное зерно, всегда полезна для личности, общества и государства. Если же критика является следствием грязных политических технологий, патологического неприятия равной конкурентной борьбы и проявлением продажности журналистского сообщества, то такое явление ничего общего с политической критикой не имеет, а граничит с недозволенными методами и отражает уровень политического ханжества.

Относительно САР нужно четко понимать, что это диаспоральная общественная организация российских армян, которая никаким образом не участвует в предвыборных кампаниях в Армении. За 15 лет своего развития мы добились внушительных результатов и успехов, других прецедентов у нашей общины в России не было. Бесспорно, нам еще многое предстоит и я один из тех, кто крайне не желает останавливаться на достигнутом. Но чтобы двигаться вперед нам необходимо укреплять самоорганизацию российского армянства, объединять их потенциал, а не делить на лучших и худших. За все эти годы я часто встречал критиков, но не было среди них тех, кто проявлял бы готовность не словами, а реальными делами и поступками вносить свой вклад в развитие САР.

Что касается моей семьи. Не считаю этичным обсуждать личные вопросы семьи в контексте политических выборов. Я являюсь продолжателем добрых традиций нашего рода и передаю их своим детям. То чего добились я и моя семья, пожелал бы каждому. Могу сказать, что больше всех моим желанием принять участие в армянской политике недовольны члены моей семьи. Уверяю вас, у меня лично все благополучно и нет особых причин через участие в выборах подтверждать свою состоятельность. То,  что позволяют себе некоторые непорядочные журналисты и переходят границы дозволенного, на мой взгляд, есть следствие нездоровой атмосферы в обществе и патологического желания исполнять заказ «халифов». Мне их по человечески жаль. Что же они будут делать завтра, когда отпадет необходимость в подобных заказных выступлениях? Мне обидно за армянских читателей, информационную повестку которых отчасти формируют подобные горе-журналисты.

К сожалению, подобная «симфония» критиканства вызвана грязными технологиями политической борьбы за власть, что в последние десятилетия получила широкое распространение во многих странах постсоветского пространства и в Армении, в частности. Стало быть, кого-то очень беспокоит кандидатура А. Абрамяна, который не связан с местными кланами и   не следует традиции  прислужничества.

Мое отношение к подобным методам политически выдержанное. Не исключаю, что и дальше по мере нашей предвыборной активности градус критиканства будет повышаться. Что ж, караван идет, а кто-то лает.

Vesti.am

Loading