Новости САР

Что заслужили, то и получили
Вынесен приговор членам банды скинхедов

- Кто у Вас: мальчик или девочка? – поинтересовалась я у выходящей из зала суда молодой женщины в «положении».

- Мальчик, - ответила та.

- Когда Вам рожать?

- Скоро, - ответила она с грустью в голосе. Но грусть её была вызвана не предстоящими родами, а тем, что ожидаемый ею сын ещё долго не увидит своего отца, осуждённого вместе с двумя другими скинхедами за избиение Саркиса Саакяна в подмосковной электричке в декабре позапрошлого года. Тогда Союз армян России не только собрал для Саакяна средства для оплаты операции по замене глаза имплантатом, а также лечения по линии челюстно-лицевой хирургии, но обратился к правоохранительным органам с просьбой расследовать это дело. Всё, что было можно, врачи сделали, но Саркис остался инвалидом на всю оставшуюся жизнь. И хотя суд присудил выплату ему компенсации морального ущерба в размере одного миллиона рублей с каждого осужденного, но здоровья парню уже не вернуть.

После оглашения приговора мы подошли к защищавшему интересы Саакяна адвокату Мануку Бахшоевичу Шамирову, председателю президиума Московской коллегии адвокатов Nо 7, который без колебаний откликнулся на просьбу САР и совершенно бесплатно участвовал в процессе.

- Манук Бахшоевич, Вы довольны исходом дела?

- Это дело не может вызывать удовлетворения. Приговор, конечно, справедлив, но чем я могу быть довольным? Один молодой человек остался инвалидом на всю жизнь, а трое других на долгие годы сели в тюрьму. Исходы дел по таким уродливым явлениям в любом случае не могут вызывать удовлетворения. Поэтому в чисто в человеческом плане никакого удовлетворения нет, я очень расстроен и подавлен этой ситуацией. Другое дело, что у меня, как у адвоката, нет претензий к вынесенному приговору. Он суров, но справедлив: двое из подсудимых – Валиулин и Суров – были осуждены к 9 годам, а Щуплецов к 8 годам и 6 месяцам отбывания наказания в колонии строго режима. Таков итог этого судебно-следственного марафона. Должен заметить, здесь арифметика очень сложная: по эпизоду с Саакяном всех осудили к 8 годам лишения свободы. По эпизоду с Сотривановым (еще одним пострадавшим) их осудили к 7 годам лишения свободы. А Валиулина по грабежу – еще к 1 году лишения свободы. Но по совокупности приговора путем частичного сложения окончательный срок установили в 9 лет: Валиулину и Сурову, а Щуплецову – 8,5 лет. Нормальная арифметика даёт результат 8+7=15. И так принято во многих странах мира. А наш уголовно-процессуальный кодекс позволяет по совокупности применять частичные наказания.

- Почему так долго длилось следствие?

- Эти люди, если их можно таковыми назвать, совершили ряд преступлений, например, Валиулин обвинялся по трем преступлениям: кроме этих ксенофобских проявлений, он еще просто пьяница и грабитель. Его осудили и по ч.1 ст.161 УК РФ – грабеж: он заходит в магазин, берет бутылку водки, будучи уже в пьяном состоянии. Продавец говорит: «Оплатите». А он нагло машет рукой и уходит.

- Но не уходит от наказания в конечном итоге…

- Как в капле воды отражается весь химический состав океана, так и в каждом поступке этих молодчиков отражается вся их суть. Должен сказать, что личности этих людей просто ужасают. Это в буквальном смысле клиника: к примеру, у Валиулина установлена умственная отсталость.

- Это было заметно по его несуразным показаниям…

- Как его, так и показания его приятелей противоречивы и лживы. И всё было направлено только на то, чтобы избежать уголовной ответственности.

- Как Вы думаете, 9 лет отсидки образумят этих людей?

- Трудно сказать. Есть поговорка: горбатого могила исправит. Конечно, хочется надеяться, что какие-то выводы будут ими сделаны, но я, честно говоря, сомневаюсь, потому что никаких моральных и этических устоев у них не увидел, не говоря уже о духовности.

- Они не раскаялись?

- Нет, никто из них не раскаялся. Более того, вину свою они не признали. Лишь Валиулин признал вину частично. А Щуплецов и Суров нагло врали о том, что они якобы разнимали, а не избивали! Они, оказывается, «благодетели» и Саакян должен поклониться им в ножки за то, что они «спасали» его от Валиулина! И такая чушь говорится при том, что нападение, в котором участвовали все трое, происходило на глазах у многочисленных свидетелей.

- Еще и бабулю какую-то приписали: на одном из заседаний была выдвинута версия о том, что на Саакяна напала… некая бабушка с сумкой, а ребята, мол, ни при чем.

- Знаете, один глупый человек может сказать такое, что десяти умным не понять. Поэтому оспаривать глупца не стоит. Все 6 томов этого уголовного дела свидетельствуют о том, что они виновны в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления. Они виновны в том, что сознательно причиняли горе ни в чём не повинным людям. Мы говорим о Саакяне, но ведь в деле присутствует еще и пострадавший по другому эпизоду – Сатриванов. И в его отношении обвиняемые действовали из тех же ксенофобских и шовинистических соображений. В материалах дела есть документы, свидетельствующие об их высказываниях националистического характера. Они действовали публично, открыто, жестоко – это тоже признаки националистического поведения. Они начали избивать Саакяна на одной станции, а закончили на другой.

- Из пассажиров электрички кто-нибудь пришел молодому человеку на помощь?

- Это ужасно, но практически никто! Только одна девушка по имени Тамара, дай Бог ей здоровья, заступилась, стала отталкивать напавших от Саакяна, потом дала ему воды.

- Вина подсудимых доказана полностью?

- Да, полностью. Но я недоволен качеством следствия. Представьте себе, преступление было совершено в декабре 2009 года, возбудили же дело лишь через 4 месяца, в апреле 2010 года!

- Факт избиения на национальной почве был указан в приговоре?

- Нет, суд решил, что преступление было совершено не на национальной почве, а из хулиганских побуждений – так звучит в приговоре.

- Может быть так, что адвокаты преступников подадут на апелляцию и их и вовсе амнистируют?

- В настоящее время вопрос амнистии стоять не может, это исключено. Если и будет такое возможно, то только после того, как они отбудут наказание не менее 2/3 или 3/4 срока. Но конечно, адвокаты уже сейчас могут подать апелляцию.

- Есть вероятность их связи со своими приятелями – такими же, как и они, но находящимися на свободе?

- Я этого не исключаю. В наш век, когда есть мобильные телефоны (в тюрьме они хоть и не разрешены, но проносят), это возможно. В каждой камере есть по несколько телефонов. Поэтому, если будет установлена их связь с внешним миром, то ничего удивительного в этом не будет.


На снимке: одного из осуждённых сажают в машину

- Сегодняшнее осуждение преступников это ведь капля в море, не так ли?

- Такие преступления происходят каждый день десятками. Просто здесь высоколатентная преступность. Не все такие дела получают свое логическое завершение: некоторые боятся заявлять, а если и заявляют, то не хватает ни сил, ни времени, ни нервов, чтоб довести дело до конца. Это дело Саакяна дошло до приговора. Кстати, могло и не дойти. Я уже говорил, что преступление было совершено 19 декабря 2009 года, возбудили же уголовное дело почти 4 месяца спустя – только 1 апреля 2010 года и то при серьёзном давлении общественности в лице САР. Такое отношение правоохранителей к своим обязанностям тоже в свою очередь является преступлением – должностным преступлением. Правоохранительными органами было сделано все, чтобы не возбуждалось дело.

А как вам нравится то, что уже второй раз СМИ не допускают в зал заседаний?! Зачем надо скрывать лица этих людей? Хотя как раз наоборот, следовало бы действовать открыто, гласно. Почему судья, имея соответствующие бумаги об аккредитации СМИ, не допустила одну, вторую, третью съемочные группы?

Весь процесс поддерживался тесный контакт между Вице-президентом САР Л.Муканяном и адвокатом М.Шамировым

- Но судья была объективна в приговоре?

- Да. Но она судила по тем документам, которые ей положили на стол. Она не может выйти за рамки того обвинительного заключения, которое было ей предъявлено. Поэтому их судили за действия, совершённые из хулиганских побуждений, однако я усматриваю не только этот признак, но и то, что они действовали из националистических соображений, как я уже говорил…

Благодаря действиям общественности, усилиям САР дело получило свое логическое продолжение. К сожалению, приходится все доказывать. Не так просто добиваться истины и обвинительных приговоров. Я в этом процессе чувствовал себя не очень комфортно. Я адвокат и не привык говорить обличительных речей. Моя функция в суде – защищать, адвокатам не свойственно выступать против кого-то. Но я не мог оставить Саакяна наедине со своей бедой.

- Саакян и его родственники уже знают об этом?

- Саакян не смог присутствовать на судебных заседаниях, в силу того, что у него очень слабое здоровье. Я уже говорил, что он лишился зрения, лишился правого глаза, ему был установлен протез, который постоянно болит, приносит много дискомфорта, его периодически надо менять. Мы говорим о самом серьезном повреждении, таком, как потеря зрения. Но в связи с тем, что он был жестоко избит, у него есть и другие проблемы со здоровьем. Кроме того, здесь еще и психологический слом: как он должен предстать перед своей мамой и сестрой, которые ведь ничего об этом не знают? Каково будет маме увидеть ослепшего на один глаз сына? Как они это переживут, не знаю. Сегодня у меня спрашивали представители других СМИ, как дать материал в эфир, ведь родители могут узнать? Это же большая проблема. Чем это может закончиться для родных: инсультом, инфарктом, сумасшествием? Прямо скажу: ситуация удручает.

Кристина Сорокина берёт интервью у адвоката М.Шамирова

Я поблагодарила Манука Бакшоевича и подумала о горе, которое ещё только предстоит пережить матери Саркиса, о грусти беременной жены осуждённого, об уже испорченной судьбе его ещё не родившегося сына, о мучениях изуродованных Саакяна и Сотриванова, и поняла, что не существует в мире наказания, которое могло бы компенсировать бесчеловечное и бессмысленное зло, причинённое множеству безвинных людей, ибо их искалеченные судьбы исправить нельзя уже ничем.

Странно как-то. Ещё живы представители того поколения наших русских, армянских и прочих дедов, которое отдало 25 миллионов жизней, чтобы уничтожить нацизм. А теперь в нашей стране нацизм становится обыденным явлением и регулярно собирает свой кровавый урожай среди внуков тех, кто плечом к плечу сражался вместе с русским народом против нацизма. Разве это не плевок на могилы павших? Разве это не лучший способ ослабить и развалить победившую страну?

Но увы, эта зараза завелась в нашем обществе и бороться с этим опасным явлением должны все, кому не безразлична судьба страны (и своя в том числе). Пример вмешательства САР в судьбу Саркиса показывает, что эта организация в состоянии успешно преодолевать последствия таких негативных явлений. Очевидно, нужна большая консолидация, большая поддержка со стороны общественности, чтобы обрести потенциал, который позволит исключить такие явления в принципе.


Кристина Сорокина

Пресс-служба САР

Обсудить на форуме >>>

Loading