Преступное право на власть

Исследование «доцента политических наук».

Азербайджанская пресса, захлебываясь от восторга, сообщает об исследованиях «доцента политических наук» Портлэндского университета Брюса Джилли, опубликовавшего книгу «Право на власть. Как государства завоевывают и теряют легитимность». Согласно анализу Б. Джилли и выработанному им «коэффициенту легитимности власти», власть Азербайджана занимает, по легитимности, девятое место в мире, и первое – в посткоммунистических странах. Азербайджан опередил «по легитимности власти» многие страны мира. Добавлю еще, что всего Джилли «проанализировал» 72 государства, в числе которых были Украина – 56 позиция, Грузия – 68, Турция – 62, Армения – 70 и Россия – последнее, 72.

Можно было бы ограничиться данной информацией, тем более, что саму книгу Джилли мне прочитать не посчастливилось (верю на слово азербайджанским журналистам), и поздравить граждан Азербайджанской республики. А можно было бы поздравить самого Брюса Джилли, достаточно известного, хотя и несколько скандального синолога, с то ли новой степенью, то ли новым званием «доцента политических наук». Вот только выводы Б. Джилли никак не укладываются ни в логику развития Азербайджана, ни в общеизвестные факты о существующем в Азербайджане режиме власти.

Согласно той же информации, «Б.Джилли объясняет высокий рейтинг Азербайджана тем, что после распада СССР и прихода к власти Гейдара Алиева власти страны смогли быстро мобилизовать минеральные ресурсы для обеспечения поддержки своих действий со стороны общества». Имеется в виду, что «доходы от реализации минеральных ресурсов на мировых рынках были подчинены интересам ускоренного социально-экономического развития страны и обеспечения социально-политической стабильности».

Безусловно, доходы от реализации углеводородов укрепили власть И. Алиева, превратив его в безальтернативного руководителя государства, лишенного каких-либо намеков на оппозицию. Ресурсы власти у нынешнего президента Азербайджана практически беспредельны. Только произошло это не в результате «ускоренного социально-экономического развития» республики, а вследствие жесткого и жестокого подавления всякого инакомыслия. И если кому то в Портлэнде угодно величать легитимным достижение руководством Азербайджана абсолютной власти посредством изгнания из республики оппозиционных деятелей, убийств и арестов представителей оппозиции, массовым террором населения, то это, конечно, их право. Здравый смысл, однако, подсказывает, что подобный анализ способен найти наиболее «легитимную» власть в обществе доисторическом, когда физически сильный вождь подавлял, а нередко и пожирал своих противников-оппонентов.

Между тем, начиная с провозглашения независимости в 1991 году, ни один из президентов Азербайджанской республики не пришел к власти законным, легитимным путем. Попробуем, используя архивы voskanapat.info, проследить за чередой азербайджанских президентов, начиная с самого первого.

Аяз Ниязович МУТАЛИБОВ:

К началу 1990 года Муталибов занимал должность председателя Совета министров Азербайджанской ССР. Когда в январе того же года в Баку начались массовые погромы и убийства армянского населения города, Муталибов, воспользовавшись слабостью и растерянностью первого секретаря ЦК КП Аз.ССР Абдул-Рахмана Везирова, перехватил у него инициативу ведения переговоров с Москвой. Он же договорился о вводе советских войск в Баку, предварительно выторговав время на «сбор компромата» против набирающего силы Народного фронта Азербайджана. «Компромат» заключался в по возможности большем количестве погибших армян Баку. Когда погромы уже практически закончились, Муталибов дал добро на введение войск.

Ввод советских войск в Баку был встречен ожесточенным сопротивлением представителей Народного фронта, опьяненного кровью невинных жителей. В результате столкновений с армией погибли примерно полторы сотни «фронтовиков» и несколько десятков солдат. В городе было введено чрезвычайное положение и объявлен комендантский час.

В этих условиях ЦК КП Аз.ССР, естественно, с согласия благодарной Москвы, отстранил от власти А.-Р. Везирова и «избрал» А. Муталибова.

18 мая того же года, во все еще продолжающихся условиях чрезвычайного положения и комендантского часа, решением парламента Аз.ССР Муталибов был «избран» президентом Азербайджанской ССР. Муталибов оставался «неполноценным президентом» до 8 сентября 1991, когда был переизбран на эту должность уже всеобщим голосованием. Между этими двумя датами Муталибов отличился организацией в республике Всесоюзного референдума по сохранению СССР и массовыми уничтожениями армянских поселений Карабаха.

17 марта 1991 года в СССР проводился референдум по сохранению СССР, в котором приняли участие всего 9 из 15 союзных республик. В Азербайджане в референдуме приняли участие 75,1% населения от имеющих право голоса, из которых 93,3% сказали Союзу ССР «Да». Это был несомненный плюс в глазах коммунистической Москвы, и в качестве «приза» Муталибову разрешили использовать две советские дивизии для уничтожения армянских сел Карабаха.

Таким образом, Муталибов стал непосредственным виновником трагедии 23 армянских сел Ханларского, Шаумянского, Гадрутского и Шушинского районов Карабаха, о чем он потом с нескрываемой гордостью рассказывал в интервью азербайджанскому информагентству.

Однако А. Муталибов совершил ошибку в августовские дни 1991 года, во время так называемого путча ГКЧП. Муталибов в те дни находился в Иране, и, не сумев правильно определиться в распределении сил, заявил 19 августа о своей поддержке ГКЧП. Через несколько дней, когда М. Горбачеву удалось вернуться к власти, он заявил по Центральному телевидению, что «разберется» с этим вопросом. Осонавший, что дни его во власти сочтены, Муталибов решил опередить события и выйти из-под контроля Москвы. 30 августа 1991 года Верховный совет Азербайджана принял Декларацию о независимости Азербайджанской республики.

Иначе, как узурпацией власти в Азербайджанской ССР, эту Декларацию невозможно классифицировать. Во имя спасения собственной персоны и сохранения власти в республике, Муталибов решился на нарушение союзного законодательства и международного права, провозгласив независимость Азербайджана, вопреки решению недавнего референдума. Более того, Муталибов, будучи прекрасно осведомленным о настроениях компактно проживающих в республике коренных народов республики, не согласился на проведения «референдума независимости» в будущем. Вместо этого, опять таки в целях сохранения власти, Муталибов провозгласил об отказе Азербайджанской республики от советского правонаследства.

Сразу вслед за этим, 8 сентября, Муталибов был «избран» президентом уже на всеобщих выборах, завершив, таким образом, путь к захвату власти. Однако в Азербайджане все больше набирал силу Народный фронт, явно недовольный иезуитской политикой Муталибова, приведшей к захвату и узурпации власти. И тогда Муталибов предпринял еще один шаг, укрепивший узурпацию власти в Азербайджане: в ноябре 1991 года он передает полномочия избранного Верховного совета сформированному им же Милли меджлису, состоящему всего из пятидесяти человек.

Но эти манипуляции с властными структурами уже не способны были спасти его. Позиции Народного фронта продолжали укрепляться, особенно после того, как 20 ноября при весьма загадочных обстоятельствах потерпел крушение вертолет МИ-8, в котором находилось практически все преданное лично Муталибову руководство Азербайджана. Среди погибших были госсекретарь Азербайджана Тофик Исмайлов, заместитель премьер-министра Азербайджанской Республики, министр внутренних дел Магомед Асадов, генеральный прокурор Исмет Гаибов, депутаты Вагиф Джафаров и Вели Мамедов, заведующий отделом аппарата президента Азербайджанской Республики Осман Мирзоев, министр мелиорации и водного хозяйства, член президентского совета Курбан Намазалиев и другие.

Интересно, что один из руководителей НФА – Тамерлан Гараев – бывший в составе прибывшей в Карабах делегации единственным представителем НФА, и до этого дня работавший вместе с остальными, в тот день, 20 ноября, под каким-то предлогом отказался сесть в вертолет. Как бы там ни было, дни Муталибова у власти были сочтены. Необходим был повод, и он вскоре выдался. Вернее, повод был «создан»: гибель нескольких сотен жителей поселка Ходжалу.

Об операции армянских отрядов по подавлению азербайджанских огневых точек в Ходжалу, а также о гибели части населения поселка в пригороде азербайджанонаселенного на то время города Агдам, сказано и написано много, в том числе и автором этих строк. Собрана огромная доказательная база, свидетельствующая о непричастности армянских отрядов самообороны НКР к этому преступлению. Однако руководство Народного фронта Азербайджана «нюансы» гибели мирных жителей Ходжалу не волновали: ими была поставлена цель свергнуть лишенного поддержки соратников Муталибова, что они и сделали, объявив президента неспособным обеспечить «территориальную целостность» Азербайджана и безопасность его населения.

5 марта 1992 года предавший Муталибова им же созданный Милли меджлис принудил Муталибова подать в отставку, после чего тот скрылся в Москве. Власть в республике перешла к Народному фронту.

Абульфаз Гадиргулу оглы Алиев (ЭЛЬЧИБЕЙ)

Представитель гуманитарной профессии Алиев-Эльчибей рвался к власти в Азербайджане долго и целеустремленно, не останавливаясь ни перед какими преступлениями. Он один из организаторов, руководителей и ведущих идеологов печально известного Народного фронта Азербайджана, прославившегося резней, геноцидом, погромами и депортацией армян на всей территории Азербайджанской ССР. «Известность» в СССР НФА получил после разрушения государственной границы СССР на линии соприкосновения с Ираном в декабре 1990 года. Интересно, что спустя несколько лет Гейдар Алиев установит государственный праздник в память об этих событиях. 31 декабря отмечается в Азербайджане как «День единения азербайджанцев мира».

НФА целенаправленно претворял террор против населения Азербайджанской Республики, закончившийся массовым исходом из республики русских, украинцев, евреев, цыган и представителей других, нетюркских, народов и народностей.

Придя к власти посредством уничтожения жителей Ходжалу, Народный фронт попытался вначале «поиграть в демократию», для чего были назначены всеобщие президентские выборы. Временным президентом был назначен безвольный и марионеточный Якуб Мамедов, ректор медицинского института, в задачи которого входило обеспечение победы Эльчибея на выборах. Однако эта затея чуть было не провалилась.

9 мая Силы Самообороны НКР овладели городом Шуши, расположенном в пределах НКР и превращенным азербайджанскими вооруженными силами в сильно укрепленный опорный пункт. Шуши считался неприступной крепостью, был хорошо вооружен и укреплен большим количеством военнослужащих. Взятие силами самообороны этой природной крепости внесло растерянность во все слои населения Азербайджана. Этим обстоятельством решил воспользоваться срочно вернувшийся из Москвы Муталибов. Он созвал им же фактически упраздненный Верховный Совет (Милли меджлису Муталибов, по известным уже причинам, не доверял). Верховный Совет аннулировал отставку Муталибова с поста президента Азербайджана и, в свою очередь, распустил Милли меджлис. Однако Народному фронту удалось собрать огромное количество своих сторонников, в основном, недавних погромщиков армян в Баку, и вновь распустить Верховный совет. Функции этого органа были переданы Милли меджлису. Муталибов в очередной раз бежал в Москву, а новым временным президентом, взамен не справившегося со своими обязанностями Я. Мамедова, стал один из основателей Народного фронта Иса Гамбаров.

17 июня в Азербайджане, при невероятном давлении вооруженных сторонников НФА на избирателей, прошли «выборы» президента Азербайджана, на которых «победил» Эльчибей.

Окрыленный победой, недалекий и трусливый Эльчибей, с самого начала своего правления в Азербайджане приступил к реализации политики отхода от Москвы и проповедования пантюркизма. В число главных «врагов» Азербайджанской Республики были «включены» Россия и Иран. Чего стоит одно лишь, сделанное в Турции, заявление Эльчибея: «Я мечтаю о том дне, когда с карты мира исчезнет государство под названием Иран». При Эльчибее произошла резкая эскалация вооруженной агрессии Азербайджана против НКР, закончившаяся, впрочем, тяжелыми поражениями азербайджанских вооруженных сил.

Здесь необходимо отметить, что сама возможность эскалации агрессии и наступления на Шаумянский и Мартакертский районы НКР стала возможной в результате близорукой, если не сказать иначе, политики России. Московские стратеги «демократического» розлива попытались заручиться лояльностью Азербайджана путем передачи под руководство Азербайджана дислоцированные там войска СНГ. Эльчибей воспользовался этим щедрым «подарком» (только боеприпасов он получил 11 тысяч вагонов), однако от активного проповедования идеологии пантюркизма не отказался. Впрочем, этого уже и не требовалось. Наступление «азербайджанских» войск выдохлось в Мартакертском районе НКР, а затем армянские подразделения сами перешли в контрнаступление.

4 июня 1993 года в Азербайджане вспыхнул карикатурный мятеж полковника Сурета Гусейнова, двинувшего дислоцированную в Гяндже и подчиненную ему бригаду в сторону Баку. На пути к столице Азербайджана Гусейнов практически не встретил никакого сопротивления. Когда до города оставалось примерно два дня пути, Эльчибей сбежал из Баку в Нахиджеван. А оттуда, из Нахиджевана, в Баку уже направлялся организатор мятежа и новый глава Азербайджанской республики.

Гейдар Али Рза оглы АЛИЕВ

Вся история жизни третьего президента Азербайджанской республики покрыта тайной. Нередко зловещей. Начиная от даты и места рождения, национальности, и кончая смертью. Никогда не служивший в армии генерал КГБ, коммунист и совершивший паломничество в Мекку хаджи, любящий, как утверждают его родные, отец и один из организаторов трагедии ходжалинцев под Агдамом, хороший семьянин и человек, оставивший гнить в палаточных городках сотни тысяч вынужденных переселенцев. Национальный герой, при котором азербайджанские вооруженные силы понесли десятки тысяч потерь убитыми и отступили с пяти районов бывшей Аз.ССР.
Гейдар Алиев, организовавший антиправительственный мятеж Суррета Гусейнова, пришел к власти сразу же по возвращении в Баку, 15 июня 1993 года. В этот день Милли меджлис, под стенами которого стояли аскеры бригады Суррета Гусейнова, избрал Алиева своим председателем. В тот же день он выступил по телевидению и обвинил все еще законного президента Эльчибея в трусости и неумении руководить государством. Интересно, что 15 июня отмечается в Азербайджане как День национального спасения и является одним из главных государственных праздников.

Г. Алиев, естественно, и не думал ограничиться должностью второго в Азербайджане человека, и его телевыступление явилось тому подтверждением. Через несколько дней Милли меджлис внес поправки в Конституцию Азербайджанской республики, сняв 65-ти летний возрастной «потолок» для баллотирования в президенты республики. Напомним, что даже «омоложенному» на два или три года Гейдару Алиеву летом 1993 года было 70 лет. Таким образом, формальные препятствия, не считая живого и здравствующего Эльчибея, для полного захвата власти были устранены. Несмотря на то, что и в самом деле трусливый Эльчибей не мог быть конкурентом Алиеву, последний все же изолировал его в деревне Келеки, не пропуская к нему никого из единомышленников.

24 июля 1993 года Милли меджлис, в нарушение Конституции, возложил на Гейдара Алиева полномочия президента Азербайджанской республики. Классический переворот по классическому сценарию окончился полным захватом власти. В этих условиях организованные им всенародные выборы 3 октября 1993 года явились обыкновенным фиговым листочком, призванным прикрыть преступления Г. Алиева, совершенные им на пути к захвату власти в Азербайджане.

Добавим также, что жанр классического путча и переворота требует последующего устранения с политической арены верных и преданных сподвижников, по сути, подельников преступления. Гейдар Алиев, пунктуальный генерал КГБ, естественно, не нарушил традицию. Уже через короткое время в бегах, а затем и в тюрьме, оказался Суррет Гусейнов, до сих пор в изгнании находится Расул Гулиев, председатель Милли меджлиса, вознесшего Алиева на олимп власти в Азербайджане. Список репрессированных соратников Алиева большой, однако, для данной статьи важны не имена, а суть происходящего.

Преступления Гейдара Алиева в бытность его президентом Азербайджана носили как внутренний, так и международный характер. Так, Гейдар Алиев превратился в одного из крестных отцов международного исламского терроризма. Он привлек на карабахский фронт многочисленных наемников из разных стран мира: Турции, Украины, Пакистана, Алжира, Саудовской Аравии, России (Чечня), Ирака... Боевое крещение в Карабахе прошли «прославившиеся» в будущем своей невероятной жестокостью Ш. Басаев и С. Радуев, Хаттаб и Гелаев. Только из Афганистана в Азербайджан прибыли примерно две с половиной тысячи моджахедов из подконтрольных Хекматияру отрядов. В Азербайджане организовывались ячейки Аль-Каеды, через Азербайджан были проложены основные маршруты переброски наркотиков в Россию и Европу.

Вместе с тем, Алиев, в целях укрепления своей власти в Азербайджане, подстроил несколько «мятежей», с которыми затем жестоко расправился. Таким образом были уничтожены подразделения Отрядов полиции особого назначения (ОПОН), бригада Сурета Гусейнова и Альакрама Гумматова, расформированы десятки батальонов… Отметим, что все эти формирования сослужили свою службу при государственном перевороте и захвате власти Алиевым в 1993 году. Все это помогло Алиеву установить в Азербайджане абсолютную власть, что позволило ему позаботиться о передаче власти в республике по наследству, собственному сыну. Однако Гейдар Алиев не успел претворить свои планы по передаче власти. Эту «ошибку» отца пришлось «исправлять» его сыну - Ильхаму Алиеву.

Ильхам Гейдар оглы АЛИЕВ

В июле 2009 года Окружной суд Нью-Йорка признал Гейдара Алиева и его сына Ильхама Алиева взяточниками. Было доказано, что основатель американской компании Dooney & Bourke Фредерик Бурк вошел в преступный сговор с целью выплаты взяток властям Азербайджана в 1998 году. Согласно материалам суда, Ф. Бурк и чешский предприниматель Виктор Кожены дали взятку бывшему президенту Азербайджана Гейдару Алиеву и его сыну — нынешнему президенту Ильхаму Алиеву, пытаясть таким образом ускорить приватизацию азербайджанской нефтяной государственной компании «Азнефть».

Данное скандальное сообщение было воспринято в Азербайджане с полным спокойствием: нашли, чем удивить? В самом деле, кто в этой республике не знает о том, что вся система власти Азербайджана, сверху донизу, пронизана коррупцией? Подлоги, подделки, взятки, фальсификация, все это – привычные будни Азербайджана. Да и сам Ильхам Алиев пришел к власти в республике в результате прямого подлога и фальсификации государственных документов.

Повеса и выходец из зажиточной привилегированной семьи, Ильхам Алиев долгое время вел праздную жизнь заядлого картежника и любителя острых ощущений. Будучи сыном Гейдара Алиева, члена политбюро могущественнейшей в СССР коммунистической партии, Ильхам «по должности» был принят на учебу в, пожалуй, наиболее престижный институт СССР – МГИМО. Учился он неважно, так что вынужден был пропустить один год. После окончания вуза некоторое время, пока папа пребывал в почетной ссылке в Нахиджеване, Ильхам попеременно кутил в Москве и Стамбуле. После совершенного с помощью С. Гусейнова переворота и возвращения отца к власти, Ильхам переехал в Баку, где был назначен заместителем руководителя Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР).

Ильхама с детства готовили к тому, что он должен стать руководителем Азербайджана, неважно, коммунистического, либерального, демократического, авторитарного, или какого. Однако после вторичного «избрания» Гейдара Алиева президентом, мудрый папа вдруг решил, что Ильхам пока еще не готов занять пост председателя Милли Меджлиса Азербайджанской Республики – вторая должность во властной иерархии республики. Тем не менее, уже больной Гейдар активно занялся подготовительной работой по «назначению» сына президентом Азербайджанской Республики. В этих целях он инициировал и добился изменений в Конституции Азербайджана, согласно которым премьер-министр становился вторым лицом в государстве после президента.

Нужно полагать, Гейдар намеревался назначить сына премьером, однако не успел. Тяжело заболев, он был переведен в анкарскую больницу «Гюльхане», где впал в коматозное состояние. Клан Алиевых, обеспокоившись, что Гейдар умрет, не успев подписать указ о назначении сына премьером, решился на прямой подлог: 3 августа 2003 года несколько человек во главе с Ильхамом на один день вылетели в Турцию, откуда вернулись с «подписанным» указом Гейдара о назначении Ильхама премьер-министром Азербайджанской Республики. Сам указ на самом деле был подписан начальником личной охраны Гейдара Бейляром Эйюбовым, наиболее авторитетным и могущественным (после маскирующихся под тюрок Алиевых) представителем курдского клана в Азербайджанской Республике. А Гейдар Алиев, так и не придя в сознание, умер уже в американской клинике (по другим данным, он умер в Анкаре).

Таким образом, Ильхам Алиев узурпировал власть в Азербайджане путем прямого подлога. Укрепив власть в республике, 18 марта 2009 года И. Алиев добился изменений в Конституции, изъяв оттуда статью, ограничивающую право избираться президентом двумя сроками. Теперь Ильхам Алиев может президентствовать до совершеннолетия сына – Гейдара Алиева младшего.

Послесловие

Как видим, в недолгой истории постсоветской независимой Азербайджанской республики не было ни одного президента, пришедшего к власти законным путем. Так, на совести Аяза Муталибова кровь тысяч армян Карабаха и Баку, а также гибель полутора сотен азербайджанцев в Баку. Эльчибей стал президентом в результате уничтожения сотен сородичей в Ходжалу. Гейдар Алиев пришел к власти посредством вооруженного переворота. Ильхам Алиев стал президентом путем прямого мошенничества и подлога документов. Говорить в этих условиях о легитимности власти в Азербайджане просто не приходится.

Возвращаясь к началу статьи и исследованию Брюса Джилли «Право на власть. Как государства завоевывают и теряют легитимность», хотелось бы отметить, что право на власть не может быть добыто путем вооруженных переворотов и подлогов бумаг. Как представляется, и как принято в цивилизованных обществах, право на власть получают люди, добившиеся доверия общества своей общественно-политической деятельностью. Однако, как видно, у Б. Джилли совсем другие критерии.

Единственное, в чем можно согласиться с Джилли, это то, что власть Ильхама Алиева в Азербайджане не подвергается сомнению со стороны населения республики. Однако можно со всей уверенностью утверждать, что отсутствие сколько-нибудь действенной оппозиции в Азербайджане исходит не от легитимности власти Алиева, а от обыкновенного страха. Отец и сын Алиевы никогда не останавливались перед подкупом, устрашением, арестами и физическим уничтожением неугодных режиму лиц. Таковы реалии Азербайджана и этими реалиями объясняется внешне спокойная политическая жизнь в этой республике.

Не думаю, что население стран, оказавшихся в «списке Джилли» позади Азербайджана, пожелало бы иметь пришедших к власти посредством военных переворотов руководителей. Равно как и президентов, берущих взятки на основе семейного подряда. Так, согласно «доценту политических наук» власть в Азербайджане более легитимна, чем в Англии или Франции. Как говорят в той же Англии, no comment.

Тем не менее, интересна вторая часть названия исследования Джилли: «Как государства завоевывают и теряют легитимность». Думается, что тема легитимности зарождения Азербайджанской республики также нуждается в непредвзятом исследовании.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Loading