Клинтон не оправдала надежд Алиева

Визита государственного секретаря США в Баку ждали с надеждой и тревогой. После встречи президентов Армении, Азербайджана и России в Санкт-Петербурге, с которой И. Алиев просто сбежал, последней надеждой президента Азербайджана оставались США. Алиев рассчитывал воспользоваться противоречиями, существующими между Москвой и Вашингтоном в видениях развития политической ситуации в Закавказье. И надо сказать, что Алиев подготовился к встрече с Хилари Клинтон основательно. Теперь уже нет никаких сомнений: кровавая провокация 18 июня предназначалась Америке и была призвана послужить для США сигналом, указывающим на несогласие Азербайджана с предложениями России. Напомним, что крайне удрученный ходом переговоров в Санкт-Петербурге, не нашедший в себе мужества противоречить президенту России, а также в виду отсутствия аргументов, подтверждающих территориальные претензии Азербайджана к Нагорно-Карабахской Республике, Ильхам Алиев самым банальным образом сбежал из северной столицы России.

Устроив провокацию 18 июня (спустя несколько часов после бегства из России) и взяв на себя ответственность за этот кровавый инцидент, официальный Баку попытался шантажировать заинтересованных в мирном урегулировании конфликта сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Этой же цели послужили проведенные в Азербайджане с 21-го по 24 июня крупномасштабные военные учения, с привлечением большого количества военной техники. Демонстрация «военной мощи» Азербайджана, по замыслу Баку, должна была стать предупреждением для сопредседателей Минской группы и убедить их в агрессивности и решительности намерений Ильхама Алиева.

Однако эффект от проведенных недалеко от Баку учений, провозглашенной целью которых являлись «освобождение оккупированных территорий», а также исключительно воинственная риторика президента Азербайджана, не впечатлили Россию, США и Францию. Уже 26 июля президенты этих стран выступили в канадском Мускоке с совместным заявлением, в котором представили свое видение решения конфликта, полностью исключающее возобновление вооруженного этапа азербайджано-карабахского противостояния.

Нельзя сказать, что заявление президентов стран-сопредседателей Минской группы явилось «прокарабахским», скорее, наоборот: данный документ вызвал у граждан НКР активное неприятие. Но еще большее неприятие Мускокское заявление вызвало у официального Баку, рассчитывавшего на безоговорочное признание «права» Азербайджана на Карабах. Заявление, предполагающее международные гарантии невозобновления военных действий и ввод в зону конфликта миротворческих сил, совершенно разочаровало Баку, надеющегося на наращивание «своей» территории с помощью крупных держав.

В Мускокском заявлении существует малозаметный, но очень важный нюанс: в нем нет предложений о «возвращении» Азербайджану исторических армянских районов, выведенных в советские годы за пределы Армянской автономии Нагорного Карабаха и взятых Армией Обороны НКР под свой контроль в ходе отражения вооруженной агрессии Азербайджана. Судя по смыслу заявления, именно в эти районы и предполагается ввод миротворческих сил. Подобным образом президенты Д. Медведев, Б. Обама и Н. Саркози отреагировали на неконструктивную политику Азербайджана и демонстративную угрозу применения силы.

Подобный поворот, кажется, оказался для Баку ушатом холодной воды: внесенные в заявление предложения не только лишают Азербайджан и без того призрачного суверенитета, но и резко обостряют его отношения с соседним Ираном, яростно выступающим против ввода войск западных стран в Закавказье. Несомненно, именно приведенные обстоятельства стали причиной того, что в Баку свыше трех суток не могли найти формулировок для реагирования на Мускокское заявление. Наконец, 30 июня МИД Азербайджана выступил с заявлением, в котором, назвав заявление «в целом приемлемым», отверг возможность размещения в Карабахе российских, американских и (на всякий случай?) турецких миротворцев.

Надо сказать, что Баку действительно оказался в незавидном положении: в Азербайджане понимают, что возобновление военных действий чревато для него потерей государственности. В то же время Алиеву не хватает мужества признать государственную независимость Нагорно-Карабахской Республики. А посредники воздерживаются от однозначной правовой оценки карабахских районов, находящихся в советские годы за пределами Армянской автономии. Это означает, что переговоры по урегулированию нагорно-карабахского конфликта возвращаются примерно в район весны 1993 года.

Подобный поворот событий лишает смысла также и один из вынашиваемых в Азербайджане планов: военный блицкриг, в ходе которого в Баку рассчитывали на быструю оккупацию приараксинских районов НКР, после чего, по замыслу азербайджанских стратегов, вмешательство крупных держав должно было остановить дальнейшую эскалацию военных действий. Баку ясно и недвусмысленно дали понять, что государство, первым прибегшее к силовому варианту изменения существующих границ, не может рассчитывать на международную благосклонность. А это означает, что блицкриг, как бы он ни развивался, обернется полномасштабной войной с совершенно предсказуемыми последствиями, одним из которых будет полное уничтожение Азербайджана. Будет ли на его месте несколько новых малых государств, или нынешний Азербайджан окажется разделенным между Ираном, Россией и Арменией – уже не суть важно.

В этих непростых условиях в Азербайджане с особым чувством ожидали государственного секретаря США, резонно воспринимая визит Х. Клинтон в качестве серьезного шанса изменить в свою пользу сложившуюся ситуацию. Однако, как выяснилось, Азербайджану, за исключением совершенно ненужных США нефти и газа и все более теряющей стратегическое значение Куткашенской (Габала) радиолокационной станции, нечего предложить Вашингтону. И, как следствие, Баку пришлось выслушать от высокопоставленной американки немалое количество нелицеприятных слов, наиболее мягкими из которых были требования об освобождении политических заключенных, блоггеров Э. Милли и А. Гаджизаде, улучшении ситуации со свободой слова и СМИ и т.д. Вспомнила Х. Клинтон и историю узурпации власти И. Алиевым: «Демократия - это не только выборы, это независимая судебная система, прозрачные институты и лидеры».

Азербайджану давно уже не привыкать вытирать плевки: в Баку были готовы выслушать любые обвинения и оскорбления, главное – получить поддержку в территориальных претензиях к НКР. Но и в этом вопросе Х. Клинтон не порадовала Алиева. «Мы считаем, что проблема должна быть решена на основе трех принципов Хельсинского Заключительного акта ОБСЕ: принципов неприменения силы, самоопределения народов и территориальной целостности», - заявила она в ходе пресс-конференции в Баку, чем немало разочаровала присутствующих.

Тем не менее, государственный секретарь США оставила Азербайджану лазейку для сохранения отношений с Америкой. На встрече с представителями молодежных организаций Азербайджана Х. Клинтон подчеркнула три приоритетных вопроса своего визита в Баку, в том числе: «гарантирование независимости Азербайджана и безопасности его территорий». ««В мире все еще есть государства, которые не могут смириться с независимостью Азербайджана, поэтому мы должны поддерживать Азербайджан в вопросах безопасности», - заявила государственный секретарь США, явно не имея в виду Нагорно-Карабахскую Республику.

Таким образом, США предлагают Азербайджану незамысловатый выбор: согласиться на использование его территории в качественной военной базы, острие которой направлено против Ирана, или навсегда распрощаться с и без того призрачными надеждами на оккупацию некоторых районов Республики Арцах. Сказочная, прямо скажем, ситуация: налево пойдешь – жизни лишишься, направо пойдешь – кошелек потеряешь.

Нет никаких сомнений: именно это – договоренность по построению в Азербайджане военной базы США – и является главной приоритетной задачей визита Х. Клинтон в Баку. Однако согласие на размещение военной базы США в Азербайджане более всего неприемлемо для Баку, прекрасно осознающего все последствия этого самоубийственного шага. Придется расстаться, хотя бы временно, с мыслью о «кошельке», которого Баку, кстати, и без того уже лишился 22 года назад. Думается, что у Ильхама Алиева хватит для этого благоразумия. В противном случае Азербайджан потеряет все шансы продолжить свою недолгую историю.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Loading