Ау, Европа! Туркам уже можно плевать?

3 февраля 2008 года в немецком городе Людвигсхафен произошел пожар в жилом доме, в результате которого погибло девять человек, в основном турецких мигрантов. Практически все турецкие СМИ сообщили о пожаре как о нападении немецких неонацистов. А турецкое правительство превратило гибель людей в политическое шоу. Тела погибших специальным рейсом турецких ВВС были доставлены в Турцию, где погибшим были оказаны государственные почести.

Между тем, в пожаре в Людвигсхафен погибли алевиты, жестоко третируемое в Турции религиозное меньшинство. Община проживающих в Германии алевитов тогда резко выступила против попыток Эрдогана использовать их трагедию с пожаром в политическую рекламу, напомнив Эрдогану о трагедии в городе Сивас в Турции, когда 2 июля 1993 года беснующаяся толпа турок подожгла гостиницу, в которой скрывались алевиты. В тот день в огне сгорели заживо 35 человек. Напомнили Эрдогану и о том, что памятник погибшим в том пожаре алевитам регулярно оскверняется турками, а в ноябре 2007 года он был полностью разрушен «неизвестными».

В двадцатых числа февраля того же 2008 года, спустя 3 недели после пожара, состоялся ознаменовавшийся крупным скандалом визит премьера Турции Р. Эрдогана в Германию. Уже в первый день визита он посетил Людвигсхафен, в котором его встречали турки с транспарантами «Вчера – евреи, сегодня – мусульмане». Затем, выступая перед двумя десятками тысяч турок в Кельне, на стадионе Koln-Arena, Эрдоган заявил присутствующим: «Турецкий язык – это ваш родной язык, и вы должны учить ему своих детей. Я отлично понимаю, почему вы против ассимиляции. Ассимиляция – это преступление против человечества! Нельзя ожидать от вас, что вы ассимилируетесь». Эрдоган тогда предостерег турок от утраты национального менталитета и традиций, призвал к сохранению турецкой культуры, предложил, чтобы в Германии была создана сеть турецких школ, гимназий и вузов, и выразил готовность «командировать» из Турции необходимое количество учителей и преподавателей.

Тот визит премьер-министра Турции вызвал немало возмущенных откликов немецких политиков, в том числе и канцлера А.Меркель, выразившей убеждение, что знание немецкого языка «является непременным условием для успешной интеграции и участия в общественной и экономической жизни Германии». Куда откровеннее выразились политики рангом пониже. Так, спикер парламентской фракции ХДМ Фолькер Каудер заявил, что «Проживающие в Германии турки должны быть лояльны Германии. Они здесь не туристы-транзитники. Пусть господин Эрдоган этого не забывает», а министр обороны Германии и председатель парламентской фракции СДПГ Петер Штрук назвал выступление Эрдогана «совершенно неприемлемым». Еще более откровенно выразился Генеральный секретарь ХСС Баварии Эрвин Хубер, определивший предложение о турецких школах и гимназиях в ФРГ «ядом для интеграции». Хубер также заявил, что следствием подобного развития событий «неизбежно станет появление в Германии турецких гетто и «маленьких Турций».

Тем не менее, двухгодичной давности визит Эрдогана возымел свои печальные последствия, и теперь воодушевленные поддержкой турки Германии «перешли в наступление», выражающееся в… дискриминации немцев. Вот что пишет об этом пресса:

Германия сегодня: школьников преследуют за светлые волосы и хороший немецкий

    Германский министр по делам семьи Кристина Шредер выступила вчера по государственному телеканалу с предупреждением о том, что многие дети из семей «этнических» немцев подвергаются унижениям и дискриминации со стороны детей иммигрантов. Ей пришлось признать, что «немецких детей унижают за то, что они немцы».

    «Антигерманские выступления – это форма ксенофобии и расизма» - подчеркнула министр. И посчитала нужным пояснить: «Это дискриминация за принадлежность к определенной этнической группе».

    Шредер добавила, что это явление распространено в школах и в общественном транспорте.

    Глава правительства земли Бавария Хорст Зеехофер не удовлетворился констатацией печального факта дискриминации коренного населения, и добавил, выступая в тот же день, что Германии следует закрыть двери перед мусульманскими и арабскими иммигрантами.

    Чем вызваны столь откровенные и резкие высказывания немецких политиков?

    В конце прошлой недели немецкая газета BILD и телеканал Das Erste опубликовали скандальные материалы об издевательствах и избиениях немецких детей в некоторых школах Германии, в которых «этнические» немцы оказались в меньшинстве.

    В школах Эссена, например, где около 70% учащихся составляют дети иммигрантов, царит настоящая «германофобия».

    «Над ними насмехаются, часто даже бьют. В классе с ними никто не разговаривает, они держатся забито, постоянно начеку и редко высказывают свое мнение, короче говоря, они не интегрированы в классе. Думаете, речь идет о детях иммигрантов в немецкой школе? Нет, это немецкие дети в обычной средней школе – 5-9 класс», -рассказывает репортер.

    «Они, конечно, не угрожают ножами каждый день, но иммигрантские дети ведут себя своеобразно, - говорит директор школы в Эссене. - Нашим учительницам приходится работать с детьми, которые говорят о них своим сверстникам: «Не разговаривайте с ней, это просто немецкая шлюха».

    «В период Рамадана школа на чрезвычайном положении, - рассказывает преподаватель. – В этот Рамадан дошло до того, что они плевали в еду соучеников. Принято считать, что дискриминируют иностранцев, но у нас как раз наоборот».

    В ответ немецкие дети или дерутся, или стараются приспособиться к ситуации. На переменках они жмутся по углам. «16-летний Себастьян чувствует постоянную угрозу со стороны иммигрантских детей и часто дерется. Юлия дружит с набожным Салехом из Палестины. Она уверяет, что чувствует себя мусульманкой, это значит – никаких вечеринок, алкоголя и секса».

    В Берлине не лучше. Преподаватели одной из берлинских школ написали докладную в профсоюз учителей, где жалуются на анти-немецкое поведение учащихся. Над школьниками издеваются, им угрожают, а если дело доходит до драки, на помощь иммигрантам приходят их родственники и друзья.

    Учитель физкультуры Оливер Люк говорит, что унижения немецких детей обычное явление.

    15-летний Домициан из Берлина-Шарлоттенбурга рассказывает корреспонденту газеты BILD, что с самого начала чувствовал себя аутсайдером в своем классе, так как у него светлая кожа и волосы, он хорошо говорит по-немецки и с уважением относится к учителям.

    В августе его перевели в другую школу из-за плохих оценок, и его жизнь стала невыносимой. «Меня все время донимают из-за хорошего немецкого», - говорит мальчик.

    «Из 29 учеников в классе, кроме меня, был еще только один немец, - жалуется он. - Все остальные арабы и турки».

    «С первого же дня начались преследования. «Они спросили, что мне здесь надо, и почему я разговариваю по-немецки без акцента. Все они говорил на смеси немецкого и других языков и требовали того же от меня, но я хочу говорить по–немецки». Мальчик начал пропускать занятия, но учителя ничем не могли ему помочь. Родителям пришлось перевести его в школу, где есть больше немцев.

    Трудно удержаться от комментария: невероятно, но этот белобрысый мальчишка Домициан оказался в роли еврея "старых добрых " времен Германии. Его прадед был бы поражен!

Современная Германия столкнулась с естественным, и, тем не менее, непонятным для нее явлением: огромная масса людей в стране живет по законам, не имеющим ничего общего с законами государства. Более того, мировоззрение этих людей не только не соответствует, но и противоречит мировоззрению немцев. Речь идет о живущих в Германии турках и значительной части арабов.

После Второй мировой войны Германия, поставленная перед необходимостью восстановления разрушенной войной экономики и ощущающая огромный недостаток в рабочих руках, решила открыть двери государства перед турками: дешевая рабочая сила была одним из необходимых для претворения плана Маршалла условий. В свою очередь нищая Турция была рада избавиться от избытка рабочих рук, снизить социальное напряжение в государстве и обеспечить приток трансфертов из Европы. Таким образом, желания двух государств совпали, и между ними было подписано соглашение о рекрутировании рабочей силы в Германию, куда, начиная с 1954 года, хлынул огромный поток турецких гастарбайтеров.

В первые годы и даже десятилетия после начала «великого переселения» отношения между немцами и турками складывались терпимо: выполняя работу, не требующую особой квалификации, турки вели себя смирно, понимая, что работа в Германии является единственным условием выживания их семей в Турции. Затем, однако, они стали перевозить свои семьи и родственников в Германию, и родившиеся там турки уже являлись полноправными гражданами страны. Турецкая община в Германии стала расти в геометрической прогрессии, и сегодня насчитывает примерно 3 миллиона человек.

Однако за прошедшие десятилетия турецкая община Германии так и не смогла интегрироваться в немецкое общество. Как отмечают социологи, турки в Германии так и не стали органичной частью немецкого общества, и между ними и коренными жителями страны существует «ментальная пропасть». Турки привержены своей собственной культуре, ценностям и традициям. Турки не проявляют готовности расстаться с ними и остаются изолированной этнической группой. Отмечается, что даже прожившие в Германии более 50 лет выходцы из Турции ощущают себя отдельной группой.

Необходимо сказать, что Германия прилагает немалые усилия для интеграции турок, однако все эти отчаянные попытки наталкиваются на сопротивление турок. При этом сами турки, как и отдельные политические силы и движения Германии, в частности, «зеленые», обвиняют собственное правительство в неумении и некомпетентности в вопросе интеграции турок. Результатом этой некомпетентности, считают «зеленые», является то, что «неинтегрировавшиеся» турки третируют местное население.

Между тем, усилия Германии в оказании помощи туркам интегрироваться в немецкое общество изначально обречены на провал. И дело вовсе не в том, что турки Германии предпочитают общаться на турецком языке, торговать в турецких магазинах, жить в турецких кварталах и смотреть турецкое телевидение. Проблема носит глубинный характер и кроется в цивилизационных противоречиях оседлых немцев и кочевых турок. Между немцами и турками лежит непреодолимая пропасть взаимоисключающего мировоззрения и образа мышления.

Для турок – классических вековых кочевников – не существует понятия Родина, они – люди организации. Напротив, оседлые народы, в том числе и немцы, всегда были привержены Родине, имевшей для них высшую этническую ценность. Оседлый человек, насильственно или вынужденно лишенный Родины, находится в постоянном инстинктивном ее поиске, и, найдя, служит своей новой Родине с той же искренностью и преданностью, что и родине предков. Напротив, представитель кочевого народа не чувствует особой нужды в родине, его ценностью, нишей, способствующей противостоять вызовам внешней среды, является организация. А головное управление турецкой организации расположено в Анкаре.

Первые волны турецких рабочих в Германии в большинстве своем состояли из жителей отсталых в экономическом и культурном отношении деревень Анатолии. В те годы во многих немецких магазинах висели вывески, нередко на турецком языке, с надписью «Турок просим не плевать на пол». Сегодня внешне цивилизовавшиеся турки на пол в магазинах, наверное, не плюют. Взамен они плюют в обед своих немецких сверстников.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Обсудить статью на форуме >>>

Loading