Курдские амбиции Ильхама Алиева

11 декабря Конституционный суд Турции единогласно принял решение о закрытии Партии демократического общества (ПДО). Партия не просто закрыта. 37-ми ее членам запрещено заниматься политической деятельностью в течение пяти лет, а ее сопредседатели, депутаты турецкого парламента Ахмед Тюрк и Айсель Туглук, отстранены от депутатства. Кроме них, в турецком парламенте есть еще 19 депутатов от ПДО, которым, судя по всему, также придется расстаться с мандатами.

Согласно сообщению председателю Конституционного суда Турции Хашима Кылыча, «причиной для запрета ПДО стала поддержка партией терроризма». Говоря по справедливости, в Турции давно уже циркулируют слухи о том, что ПДО является политическим крылом Курдской рабочей партии (РПК), признанной в качестве террористической организации во многих странах мира. Руководитель ПДО Ахмед Тюрк уже выступил с заявлением, в котором сообщил, что «запрет… не означает, что мы отступим от нашей борьбы. Несмотря ни на что, наша борьба будет продолжаться».

Запрет ПДО неминуемо вызовет мощную волну массовых протестов на населенных курдами регионах государства, что поставит конец провозглашенной правительством Турции политике «демократического решения» национальных проблем. Что же могло стать основанием для столь радикальной перемены во внутренней политике Анкары? Перемены, способной стать очередным барьером на и без того полной терний дороге Турции в Европейский Союз.

Прежде чем попытаться найти ответ на этой вопрос, сообщим еще две новости того же 11 декабря. Как сообщает радио «Свобода», в этот день на юго-востоке Турции в перестрелках с военнослужащими убиты девять курдских повстанцев; количество жертв среди военнослужащих не сообщается. В тот же день Турция заказала в США 14 военно-транспортных вертолетов CH-47F Chinook на общую сумму в 1,2 миллиарда долларов, завершив тем самым длящиеся 4 года переговоры и торги. Таким образом, можно констатировать, что Турция готовится к продолжительной борьбе с курдскими повстанцами, и привлекает в союзники США, пожалуй, наиболее проблемное по этому вопросу государство.

Если отречься от дилеммы правильно – неправильно, запрет Партии демократического общества, в свете внутренней и внешней политики Турции, является логичным шагом. Курды сегодня являются не только наиболее крупной (после собственно турок) этнической группой Турции, но и наиболее проблемной. Стремление курдов (умеренных) к собственной автономии или к собственному государству (требование радикально настроенных курдов) представляет из себя смертельную угрозу для турецкого государства. И трибуна (в виде парламента) для озвучивания требований курдов, вовсе не способствовала поднятию настроения турецким политикам.

Принято считать, что радикализм курдов резко возрос в связи с возникновением на приграничном с Турцией севере Ирака Курдской автономии, по сути уже превратившейся в опекаемое США государство. Фактор этот действительно имеет место быть. Но не менее страшно для Анкары появление курдских партий. Дело в том, что курдские племена и аширеты всю историю преследовали узкоплеменные интересы, часто противоречащие друг другу. В основном, конечно, противоречия между различными курдскими племенами носили «земельный» характер: пастбища в жизни курдов имеют непреходящую ценность. Существуют и конфессиональные противоречия – шиизм, суннизм, езидизм – но они имеют меньшую остроту. А курдские партии, соблюдающие интересы всех курдов, превратились в объединяющий этот этнос фактор. И если раньше, а, до определенной степени и сегодня, Анкара частенько манипулировала межкурдскими противоречиями, натравливая одни племена на других, и тем самым ослабляя едва намечающуюся консолидацию курдов, то наличие курдских партий существенно ограничивает эти возможности Турции. Метод «разделяй и властвуй» начинает давать сбои.

Наконец, с недавних пор возникла еще одна причина, из-за которой Турция решилась на запрет курдской парламентской партии, что неминуемо приведет к острой критике и ухудшению отношений с Западом. Дело в том, что декларируемое правительством Турции стремление к налаживанию отношений с Арменией серьезно встревожило Азербайджан. Не секрет, что Баку проводит в Турции политику, направленную на смещение правящей Партии
справедливости и развития (ПСР). И при этом активно использует курдский фактор.

Влияние Азербайджана на настроения курдов в Турции, резко возросшее после прихода к власти клана Алиевых, невозможно недооценить. Будучи этническими курдами, Алиевы сполна используют этот фактор в своей политике. В Азербайджане создана целая структура по поддержанию курдов Турции в постоянной «боевой» готовности.

Согласно компетентным сведениям, Гейдар Алиев еще в 1997 году создал структурированную и разветвленную сеть Курдской рабочей партии (КРП) в Азербайджане. Данная структура в то время состояла из трех крыльев:

а) политическое крыло под руководством министра МЧС Азербайджана Кемаледдина Гейдарова;

б) экономическое - под руководством хозяина крупнейшего в Азербайджане холдинга «Азерсун» Абдулбари Гезала;

в) зарубежное - под руководством крупного бизнесмена Рза Везири.

Деятельность этой полулегальной структуры приобрела еще больший размах при Ильхаме Алиеве. К ней привлечены многие курды – финансовые воротилы Азербайджана – в частности, мэр Баку Абуталыбов и руководитель аппарата президента Азербайджана Р. Мехтиев.

Ныне «дремавшая» структура оказалась востребованной: еще раз подтвердив политический талант предвидения Г. Алиева. Азербайджан развил бурную деятельность в курдонаселенных регионах Турции, при этом не особенно скрывая своей вовлеченности в волнения курдов. ПСР, во главе с Эрдоганом и Гюлем, не оставалось ничего иного, как решиться на радикальные меры, в том числе и наращивание военного и политического давления на курдов. В Турции, конечно, понимают, что запрет на деятельность ПДО неминуемо вызовет волну протеста и массовые беспорядки во многих городах государства. Но… в ПСР явно решили, что овчинка стоит выделки, особенно если учесть, что нынешняя турецкая оппозиция в основном ратует за уничтожение курдского сепаратизма всеми доступными средствами.

Не исключено, что решение о закрытии ПДО согласовано с Вашингтоном. Во всяком случае, трудно не обратить внимания на тот факт, что решение Конституционного суда Турции было принято сразу после визита Эрдогана в США. Америка спокойно может пожертвовать интересами курдов, особенно, курдов Турции, во имя сохранения отношений с Анкарой. А курды могут довольствоваться автономией в Ираке. В этом случае Турции придется «объясняться» только с Европой, при этом имея за спиной неявного, но авторитетного союзника.

Как бы там ни было, Азербайджану удалось серьезно расшатать внутриполитическую ситуацию в Турции и ослабить позиции Анкары в Европе. Сегодня судьба ПСР и лично тандема Гюль-Эрдоган оказалась на волоске, особенно с учетом того, что курдские депутаты парламента Турции сложили свои полномочия. Если примеру курдов последуют еще несколько депутатов от оппозиции, то, согласно Конституции, будут объявлены досрочные выборы. В которых шансы ПСР на победу выглядят более чем сомнительно. С другой стороны, если ПСР удастся сохранить власть, то влияние азербайджанской пропаганды на внутриполитическую жизнь в Турции резко ограничится. Пока же можно считать, что Эрдоган нанес сильный удар по курдским амбициям Ильхама Алиева.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН


Loading