Улыбки на лицах и фиги в карманах

Прошедший 18-19 ноября в Баку саммит прикаспийских государств отличился интересной особенностью: собравшиеся в столице Азербайджана президенты излучали оптимизм и удовлетворение от его итогов, в то время как практически все наблюдатели указывают на ряд неразрешенных (и трудноразрешимых) проблем. По-своему оба лагеря правы, ибо странно было бы считать, что саммит состоялся без предварительных переговоров и согласований, а президенты никогда не любили демонстрировать публике неудачи. Предварительные переговоры, скорее всего, оказались безуспешными, вследствие чего президенты прикаспийских государств заранее объявили, что рассматриваться в Баку в основном будут вопросы безопасности на Каспии. По этой причине подписанное в Баку Соглашение в сфере обеспечения безопасности на Каспийском море было вполне ожидаемым, особенно если учесть, что него вошли положения Рамочного соглашения и

итоговой декларации предыдущего саммита в Тегеране. То есть в этой сфере ничего нового не произошло.

Более того, можно абсолютно уверенно утверждать, что данное Соглашение будет нарушено в ближайшем будущем. За три года, прошедшие после тегеранского саммита, по крайней мере два из пяти прикаспийских государств – Азербайджан и Туркмения – усиленно укрепляли свои военно-морские силы. И если Баку «хулиганит» на Каспии давно, то Ашгабат втянулся в эту игру относительно недавно, год с небольшим назад. Столь же неопределенно будущее важнейшего для России и Ирана обязательства, зафиксированного в Соглашении: «Стороны, ни при каких обстоятельствах, не позволят использовать свои территории (речь о водной глади Каспия. – Л.М.-Ш.) для совершения агрессии против любой из остальных сторон. Американский проект «Каспийский страж» никто еще не отменял, равно как никто не приостанавливал американскую же программу оказания материальной и технической помощи в деле становления военно-морских сил Азербайджана и Казахстана.

К относительным плюсам саммита президенты относят пока еще устные договоренности о взаимодействии в сфере экологии Каспийского моря. Выглядело все это красиво, но… именно экология моря грозит стать наиболее серьезной проблемой во взаимоотношениях прикаспийских государств. Речь идет не о морских котиках, естественно, и не о рыбной промышленности, в этих вопросах государства как раз в силах договориться. Речь о попытке Азербайджана войти в сговор с Туркменией, отложив на будущее свои территориальные споры с Ашгабатом. При этом наиболее прагматичные (или дальновидные) азербайджанские обозреватели предлагают собственному правительству уступить в споре с Туркменией. «Было бы не плохо, если бы двум странам удастся договориться о разделе Каспия, что лишит Россию и Иран возможности манипулировать существующими между ними противоречиями. А для этого просто не надо скупиться, ибо скупой платит дважды», - пишет журналист бакинской газеты «Зеркало» Рауф Миркадыров. И, судя по всему, на «отложенный статус» трех крупнейших спорных нефтяных месторождений согласен и президент Туркменистана Г. Бердымухамедов.

На саммите в Баку туркменский лидер заявил, что готов поставлять для протежируемого Европой газопровода Набукко до 40 миллиардов кубометров газа в год. Однако понимая, что в условиях изоляции Ирана это можно сделать лишь путем проведения транскаспийского газопровода, Бердымухамедов выдвинул совершенно неожиданную концепцию, заявив, что «если два прикаспийских государства придут к согласию, этого будет достаточно, чтобы Ашгабат приступил к работам». «Вторым» государством, естественно, является Азербайджан, куда предполагается протянуть трубу для Набукко. Для Алиева подобное заявление является подарком судьбы, ибо оно позволяет ему и рыбку съесть, и видимость девственности сохранить, оставив за Азербайджаном спорные месторождения. При этом Баку, подключаясь к антироссийскому и антииранскому проекту, получает возможность кивать на пребывающий под сильнейшим американским прессом Ашгабат.

Представляется, что столь оригинальное с юридической точки зрения предложение Бердымухамедова явилось неожиданностью для остальных участников саммита. И если Казахстан в этом вопросе способен сохранить нейтралитет – лелея в душе довольно реальные планы в последующем присоединиться к этой трубе – то активное противодействие России и Ирана предсказать совершенно несложно. Собственно говоря, эмоциональное выступление на саммите в Баку Д.Медведева – «Мы говорим о нашей ответственности перед будущими поколениями, поэтому должны подумать, как можно сохранить большую часть акватории Каспия. Это позволит строже соблюдать баланс между деятельностью по нефтегазодобыче и природоохранными мерами… Это касается и такого чувствительного для всех нас вопроса, как прокладка магистральных транскаспийских трубопроводов... Любая неисправность или авария будут иметь для замкнутой биосистемы и экологической системы Каспия губительные последствия» - именно это и подразумевало.

Тем не менее, надо признать, что претворение трубопроводного сговора между сыгравшими на опережение Азербайджаном и Туркменией поставит Россию и Иран в затруднительное положение. В самом деле, начинать войну с Азербайджаном и Туркменией Москва вряд ли решится. Но и перспектива лишиться монополии поставщика газа в Европу России не улыбается. Поэтому, как представляется, Россия будет вынуждена задействовать возможности Ирана, в случае строительства транскаспийского трубопровода оказывающегося в своеобразной энергетической изоляции.

В самом деле, Иран, геополитическая мощь и углеводородные запасы которого позволяют ему надеяться на уважительное к себе отношение, чувствует себя оскорбленным. И не только сговором между Баку и Ашгабатом, что, естественно, имеет место. В советские годы граница между СССР и Ираном по Каспию опиралась на ряд соглашений и не вызывала никаких споров. Однако с распадом СССР и возникновением у его берегов новых государств, ситуация резко изменилась, и теперь Иран требует свою долю моря – как минимум 20 процентов. Этому требованию Тегерана противятся, при молчаливом нейтралитете России и Казахстана, его ближайшие соседи – все те же Азербайджан и Туркмения. Но теперь Москва, понимая, что «иранские 20 процентов» вклиниваются между Азербайджаном и Туркменией, скорее всего превратится в активную союзницу Тегерана. Такой поворот событий поставит крест на спонсируемый Западом азербайджано-туркменский проект транскаспийского трубопровода.

Как видим, нерешенных проблем между прикаспийскими государствами еще много, особенно если учесть, что им предстоит процесс демаркации границ, а также совместная выработка Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. И прошедший в Баку саммит не столько решил хотя бы некоторые из существующих проблем, сколько обозначил новые.

На этом фоне высокопарное заявление И. Алиева – Каспий – море мира, спокойствия и стабильности, таким он и должен оставаться – следует воспринимать как попытку продемонстрировать хорошую мину при неудачной игре. Образно выражаясь, Каспийское «тесто» еще много воды потребует. А пока лучезарно улыбающиеся президенты покидали Баку, пряча в карманах сложенные в фигу пальцы.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Обсудить статью на форуме >>>

Loading