Карабканье в пропасть

Авторитетный американский журнал «Foreign Policy» опубликовал очередной рейтинг нестабильных (несостоявшихся, провальных) государств (Failed States). Проводимые в области определения дееспособности государств исследования «Foreign Policy», в котором (и на который) работают лучшие специалисты в различных областях науки, представляют несомненный интерес для специалистов, а также широкого круга читателей. Доверие к исследованиям одного из ведущих политологических институтов США, каковым давно и заслуженно является «Foreign Policy», увеличивается еще и тем, что изучение уровня дееспособности государств журнал проводит совместно с другой компетентной организацией, также являющейся в числе ведущих политологических институтов США – общественной организацией Американский Фонд Мира (The Fund for Peace).

На этот раз специалисты «Foreign Policy» исследовали 177 стран мира, расположив их по степени нестабильности и опасности распада. Чем выше в списке расположено государство, тем больше у него «шансов» прекратить существование. По сути, список «Foreign Policy» является грозным предупреждением для многих государств. Отметим также, что предсказания специалистов «Foreign Policy» сбываются с пугающей неотвратимостью, что не раз становилось поводом для критиков в обвинении использования сведений из государственных источников. В свою очередь, руководство «Foreign Policy» никогда и не скрывало, что делаемые ими выводы основываются на скрупулезном анализе данных, полученных не только вследствие чисто научных исследований, но и политического и политологического анализов, в том числе и сведений, получаемых из официальных источников. Кроме того, специальное программное обеспечение в течение всего года сканирует десятки и сотни тысяч статей и материалов, размещенных в открытых источниках, и подсчитывает количество негативных и позитивных оценок по всем критериям.

Как отмечают специалисты из «Foreign Policy» и The Fund for Peace, на этот раз они выставляли оценки по разным критериям более строго, глубже «рылись» в получаемой и анализируемой информации. Список провальных государств возглавили Сомали, Зимбабве и Судан, «набравшие соответственно 114.7, 114.0 и 112.4 баллов. «Последние» места занимают Швеция, Финляндия и Норвегия, 20.6, 19.2, 18.3 баллов, наиболее состоявшиеся и дееспособные государства в мире.

«Список провальных государств 2009», как и предыдущие списки «Foreign Policy», составлялся на основе суммирования баллов по 12 критериям, индикаторов нежизнеспособности государства, которые объединены в три группы: социальные, экономические и военно-политические. Чем выше оценка за тот или иной критерий, тем хуже для государства. Считается, что индикаторы нежизнеспособности государства имеют равную значимость для государства, однако, как представляется, среди них есть более «равные».

Существуют проблемы трудноразрешимого характера или вовсе не решаемые в течение короткого отрезка времени. Например, наличие агрессивно настроенных соседей. Решение задач подобного плана зачастую выходит за рамки возможностей государства, каким бы миролюбивым оно не являлось. Более того, агрессия соседей может возрасти прямо пропорционально миролюбию государства. Таким образом, абсолютная дееспособность государства не всегда может быть зависима от деятельности его правительства или от уровня развития той или иной общественной или социальной формации.

Тем не менее, государство способно обеспечить свою дееспособность в любых, даже наиболее неблагоприятных условиях. Для этого государству необходимо «нейтрализовать» неблагоприятное влияние «внешней среды» значительным улучшением в тех сферах функционирования государства, которые наиболее зависят от деятельности самого государства.

Примером сказанному является Республика Армения. Будучи в географически неблагоприятных условиях, имея «в наличии» агрессивно настроенных соседей с историческими противоречиями и находящаяся в фактической блокаде Армения признана специалистами «Foreign Policy» наиболее состоявшимся, устойчивым государством не только Южного Кавказа, но и огромного региона Большого Ближнего Востока. Армения является значительно более состоявшимся и дееспособным, а значит более «живучим» государством, чем например, Туркмения, Иран, Узбекистан или Азербайджан именно за счет зависящих от государства критериев, более рационального координирования ключевых государственных институтов. Исследования «Foreign Policy» являются еще одним подтверждением той непреложной истины, что естественные ресурсы государства, сколь бы стратегическое значение не имели их запасы, никак не должны и не могут восприниматься в качестве гаранта его дееспособности.

Сами эксперты «Foreign Policy» и The Fund for Peace считают наиболее критическим для определения устойчивости государства высокие баллы по двум основным индикаторам: степень территориальной и социальной неравномерности экономического развития и уровень криминализации и делегитимизации (или изначальной нелегитимности) властных структур государства. Это означает, что увеличение общего уровня бедности, если этот процесс касается всех слоев населения, еще не является показателем роста уровня недееспособности государства. В свою очередь, серьезным показателем недееспособности государства является восприятие населением государственного аппарата в качестве коррумпированного и незаконного механизма.

Отметим также, что в течение пяти лет этот список не осмелились подвергнуть сомнению ни одно государство, ни одна серьезная организация. Высочайший авторитет проводящих исследование институтов, а также чисто научная методика изучения жизнеспособности государств не оставляет места для сомнений в корректности их выводов.

В связи с тем, что в Азербайджанской республике постоянно публикуются материалы, предсказывающие печальное будущее для Армении, было бы интересно сравнить уровень жизнеспособности двух соседних государств. Сразу скажем, что согласно экспертам из «Foreign Policy» и The Fund for Peace, в списке, указывающем на дееспособность государств, в 2009 году Армения заняла 101 место, а Азербайджан – 56. Напомним еще раз: чем выше в списке расположено государство, тем менее дееспособным оно является. Таким образом, согласно списку «Foreign Policy» Армения является гораздо более состоявшимся и жизнеспособным государством, чем Азербайджанская республика. Тем не менее, ограничиваться этим выводом не стоит, было бы интересно рассмотреть некоторые индикаторы нежизнеспособности государства как на современном этапе, так и в динамике. И начать, наверное, стоит как раз с тех критериев, которые экспертами «Foreign Policy» считаются наиболее важными, «критическими».

По уровню криминализации и делегитимизации (или изначальной нелегитимности) властных структур Азербайджан «набрал» в 2009 году 8.2 балла, что, безусловно, является красноречивым показателем высокой криминальности руководства этой республики. Армения по этому критерию «получила» 7.1 балла, что намного лучше, чем в Азербайджане, хотя и далеко не является поводом для самоуспокоения. Рассмотрение этого критерия по Азербайджану в динамике последних трех лет указывает на стабильное ухудшение ситуации: 2007-й год – 7.8 баллов, 2008-й год – 8.1. Налицо продолжающаяся криминализация властных структур и растущее беззаконие силовых ведомств республики.

Второй «критический» индикатор нежизнеспособности государства – социальная неравномерность экономического развития. Армения – 6.5 балла, Азербайджан – 7.4. Разница в пользу Армении, как видим, также большая, хотя, повторимся, у соответствующих армянских министерств еще много работы в этом направлении. Динамика этого критерия у Азербайджана также отрицательная. Так в прошлом году эксперты оценили его в 7 баллов ровно. Таким образом, по наиболее важным, критическим, индикаторам нежизнеспособности государства Азербайджан показывает устойчивую динамику в сторону ухудшения.

Интересен еще один критерий оценки жизнеспособности Азербайджана – массовая миграция беженцев и/или интернированных лиц. В случае с Азербайджаном речь идет о беженцах, которым Азербайджан, судя по здравицам его правительства, оказывает всемерную помощь, и даже уже полностью решил их жилищные проблемы. Совсем иначе считают в «Foreign Policy», эксперты которого привыкли оперировать не победными реляциями, а действительными фактами. В «Foreign Policy» отмечают все более ухудшающееся положение азербайджанских вынужденных переселенцев. Так, этот критерий в 2007 году был оценен в 7.5 баллов, в 2008 году – 7.8 баллов, а в текущем, 2009 году уже в 8.2 балла. Для сравнения приведем оценки того же критерия по Армении: 2007 год – 7.6 баллов, 2008 год – 7.5 баллов, 2009 год – 7.2 балла.

Как видим, в нефтеносном Азербайджане, имеющем миллиардные прибыли от экспорта нефти и газа, отношение к пострадавшим в годы войны гражданам кардинально отличается от отношения к той же категории людей в Армении. При этом следует отметить, что в процентном отношении на душу населения Армения приняла гораздо больше беженцев, чем Азербайджан вынужденных переселенцев. Сказанное, естественно, совершенно не означает, что в Армении проблемы с беженцами решены окончательно, однако наглядно демонстрирует стремление государства оказать содействие в полной адаптации беженцев к проживанию на новом месте.

Наконец, поговорим еще об одном индикаторе нежизнеспособности государства: наличие недовольных и мстительно настроенных групп. Как представляется, этот критерий весьма важен для определения уровня жизнеспособности государства. Эксперты «Foreign Policy» оценили этот критерий по Азербайджану весьма высоко – 7.9 балла. Это означает, что в Азербайджане наличествуют уже не только недовольные (таковых в этой республике, особенно в среде коренных народов, всегда было много), но и по-настоящему мстительные группы вооруженных боевиков. Если же учесть, что с прошлого года оценка этого критерия серьезно выросла - в 2008 году тот же индикатор был оценен «всего» в 7.3 балла, то картина станет еще более полной.

Азербайджанская республика наживает себе врагов не только за пределами республики, но и внутри самой себя. Представляется, что уже в ближайшем будущем Азербайджан столкнется с трудноразрешимыми проблемами исламского радикализма и межнациональных проблем. Строго говоря, эти проблемы до определенной степени взаимосвязаны, особенно на севере республики, где выраженная дискриминация коренных лезгин, аварцев, цахур носит не только этнический, но и религиозный характер. Священнослужители (дпиры) этих народов, исповедующих ислам суннитского толка, справляют свои обязанности под двойным контролем министерства национальной безопасности и Духовного управления мусульман Кавказа. При этом следует учесть, что последний орган только называется «Кавказа», в действительности его глава (вернее, главарь) является лишь духовным лидером мусульман-шиитов Азербайджана.

Давление на живущих на юге Азербайджана коренных в республике талышей носит «лишь» этнический характер: талыши, так же, как и большинство закавказских тюрок, исповедуют ислам шиитского толка. Однако общность религии никоим образом не смягчает дискриминации на этнической почве ираноязычных талышей. Карательная машина Азербайджана жестоко расправляется с любым проявлением инакомыслия в республике, трагическим подтверждением чего является замученный до смерти 17 августа текущего года в тюремных застенках талышский ученый и патриот, профессор Новрузали Мамедов.

Подобная политика Азербайджанской республики логично привела к соответствующей оценке еще одного индикатора нежизнеспособности государства – усиление групповых и/или клановых элит. «Foreign Policy» оценила этот критерий в 7.9 баллов, что является исключительно высоким показателем клановости. Тем не менее, динамика оценки данного пункта (в 2008 году Азербайджан по этому индикатору получил «всего» 7.5 баллов) указывает на продолжающееся стабильное ухудшение ситуации в этой республике.

Собственно говоря, на это указывает и динамика суммарной оценки индикаторов нежизнеспособности государства. Так, в 2008 году Азербайджан набрал 81 балл ровно и находился на 64 месте. А уже в этом году количество набранных баллов увеличилось до 84.6, а сама эта республика, обосновавшись на 56 месте, приблизилась к окончательному распаду еще на восемь горизонталей.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН

Loading