Террористические банды в Ходжалу необходимо было уничтожить

18 лет назад вооруженные силы и правоохранительные органы Нагорно-Карабахской Республики провели блестящую операцию по ликвидации и уничтожению бандитских вооруженных формирований в поселке Ходжалу на территории НКР. Это было одним из первых подтверждений жизнеспособности молодого государства, его готовности обеспечить своим гражданам мирную и безопасную жизнь. К сожалению, уже после самой операции, в пригороде населенного в то время азербайджанцами города Агдам, было убито немало гражданских лиц, которым вооруженные силы НКР предоставили возможность покинуть зону боевых действий.

Агдамская трагедия, и в этом не может быть сомнений, была запланирована азербайджанской стороной, а жители Ходжалу, в том числе и насильно заселенные в поселок, оказались заложниками, а затем и жертвами, человеконенавистнической политики Азербайджанской республики. Симптоматичен, например, тот факт, что поселок заселялся настолько спешно, что в Азербайджане до сего дня не могут определиться с количеством и именами жертв трагедии. Так, Азербайджан, «гостеприимно» приняв турок-месхетинцев после погромов последних в Ферганской долине, расселил их в Ходжалу. Поселок заселялся также и приговоренными к исправительно-трудовым работам осужденными. Ходжалу рос как на дрожжах: только за период с 1989 по 1991 годы его «население» увеличилось более чем в три раза. И это без учета незаконных вооруженных формирований, создаваемых Азербайджаном на территории НКР, в том числе, и, в очередь, в Ходжалу. При этом в Баку прекрасно понимали: Ходжалу суждено стать ареной боевых действий.

Москва, «Новое Время», № 8, 1992: «21-25 января была в Степанакерте. В городе по-прежнему нет ни электричества, ни воды. Вода достается с таким трудом, что стыдно пить чай. Талоны на продукты отоваривать нечем. В городе уже есть случаи опухания от голода... Степанакерт напоминает кинохронику блокадного Ленинграда». Это пишет русская журналистка Анжелика Чечина, бывшая в столице НКР за месяц до операции по ликвидации террористических формирований в Ходжалу. Описываемая ею ситуация в Степанакерте сложилась в результате блокады города со стороны Ходжалу и Шуши. Подобных примеров и свидетельств можно приводить бесчисленное количество, но не в них суть. Проблема в том, что любое государство обязано уметь защитить своих граждан от преступных посягательств, тем более, от проникнувших на его территорию незаконных вооруженных формирований.

Давайте, в который уже раз, разберемся в ситуации февраля 1992 года. На территории суверенной НКР свили гнездо террористические формирования чужого и откровенно враждебного государства. Бандиты ежедневно обстреливают населенные пункты НКР, крадут людей, перекрывают коммуникации для доставки питания и медикаментов в города, блокируют единственный в государстве аэропорт. Что в подобном случае должно предпринять государство? Правильно: уничтожить бандитов и обеспечить населению мирную жизнь. 25 февраля 1992 года НКР предприняла совершенно адекватные ситуации меры по ликвидации террористических вооруженных формирований. Грош цена тому государству, которое не способно защитить своих граждан.

Сегодня усилиями азербайджанской государственной пропаганды блестящая операция по уничтожению бандитов преподносится миру как акт убийства мирных граждан поселка. В этой пропаганде много прямых подлогов и фальсификаций, придуманных эпизодов, подделанных фотографий и т.д. Вместе с тем, будем справедливы, факт гибели определенного количества мирных жителей неоспорим. Однако в Баку даже не пытаются расследовать причины гибели людей, априори обвиняя в этом преступлении карабахскую сторону. Между тем, объективное расследование данного преступления способно не только выявить истину, но и взорвать внутриполитическую ситуацию в Азербайджане. Ибо убили ходжалинцев сами азербайджанские формирования (не исключено, что случайно). Они же и осквернили некоторые из трупов (уже преднамеренно), имея целью обвинить армянскую сторону в преступлениях, изначально невозможных не только в силу менталитета армянского народа, но и потому, что территория, на которой находились погибшие, контролировалась крупным военным соединением Азербайджана. Именно этого боятся в Баку, именно поэтому там предпочитают голословные и истеричные выкрики, заглушающие логику и разум.

О том, каким образом и когда население города предупреждалось об операции по уничтожению засевших в Ходжалу террористов, написано немало, в том числе и автором этих строк. Вот всего лишь одно свидетельство, данное жительницей Ходжалу Helsinki Watch 28 апреля 1992 года: «Армяне выдвинули ультиматум… что для жителей Ходжалу лучше оставить город с белым флагом. Алиф Гаджиев (руководитель окопавшихся в Ходжалу бандформирований – Л. М.-Ш.) сообщил нам об этом 15 февраля (за 10 дней до штурма! – Л. М.-Ш.) (Azerbaijan: Requiem for a Would-Be Republic, ISIS, Istanbul, 1995). Внимание историков и исследователей агдамской трагедии фокусировалось также на территории, на которой произошла трагедия: пригороды Агдама, до лета 1993 года контролируемые азербайджанской военщиной. Не подвергается сомнению и факт предоставления населению поселка безопасного коридора для выхода из зоны боевых действий. Все это не раз говорилось, и, видимо, еще не раз будет говориться.

Сегодня надо говорить и о другом: о необходимости Ходжалинской операции. Не о военной составляющей операции, о ней также немало говорилось, а именно о необходимости. Ибо эта необходимость возникла вследствие политики Азербайджанской республики, совершившей прямую военную агрессию против законно самоопределившейся Нагорно-Карабахской Республики.

Террористическая группировка, незаконно сформированная Азербайджаном на территории Ходжалу, создавалась не только и не столько для блокады НКР (аэропорт!) и ее столицы, а, в первую очередь, для оккупации и уничтожения Нагорно-Карабахской Республики. Именно этот аспект проблемы сегодня искусственно (и искусно) затушевывается азербайджанской пропагандой. К сожалению, армянская сторона попалась на эту уловку, и ввязалась в дискуссии об истинных преступниках, убивших, а затем и осквернивших некоторые трупы ходжалинцев.

Между тем, после очищения Ходжалу от террористов там были обнаружены две боевые ракетные установки реактивного залпового огня БМ-21 «Град», четыре модифицированные установки реактивных ракет «Алазань», одна стомиллиметрового калибра пушка и три единицы бронетехники (Доклад Московского правозащитного центра «Мемориал», «Независимая газета», 18. 06. 1992). С какой целью Азербайджан закачивал все это наступательного характера оружие в расположенный в близи Степанакерта поселок? Вряд ли кто может заподозрить, что «Грады» и «Алазани» были предназначены для сельскохозяйственных работ. Но это не все. В поселке, судя по результатам расследования военной прокуратуры Азербайджанской республики, находилось, как минимум, свыше пятисот бандитов и террористов (военная прокуратура АР предпочитает называть их военнослужащими). Согласно сведениям К. Столярова, биографа президента Азербайджана А. Муталибова, в Ходжалу было свыше тысячи «военнослужащих» (Кирилл Столяров. Распад. От Нагорного Карабаха до Беловежской пущи. Москва, 2001, стр.268). Но и это не все!

Как сообщают многочисленные источники, в расположенном в 12 километрах от Ходжалу Агдаме Азербайджан сформировал мощный военный кулак, состоящий из 34 тысяч штыков. На вооружении у этой группировки, кроме стрелкового оружия (пулеметы и автоматы), находилось 11 танков, 12 БМП-2, 44 бронемашины на гусеничном ходу типа БРДМ, оснащенными пулеметами калибра 12 миллиметров (Кирилл Столяров. Указанное сочинение, стр.251). С какой целью были сконцентрированы эти силы?

Свидетельствует командир отряда «добровольцев» Ходжалу Эльбрус Алиев: «В тот день, то есть 25 февраля, мы получили сообщение из Агдама о том, что в 5 часов (в 17-00 – Л. М.-Ш.) наши начнут наступление. Мы с нетерпением ждали начала наступления. Но из Агдама ни слуху, ни духу» (Насиман Ягублу. Разгром Ходжалу, (на азерб. яз.) Баку, 1992, стр. 74). О готовящемся наступлении на НКР поведал московской прессе и мэр Ходжалу Эльман Мамедов («Megapolis-Exspress», № 17, 1992).

Собственно говоря, приведенные свидетельства не имеют особой ценности: на территории НКР находились бандитские формирования и они подлежали уничтожению. Это – аксиома для любого государства. Уничтожению, согласно Праву государств на индивидуальную самооборону (Устав ООН, статья 51) подлежал и дислоцированный в Агдаме, и постоянно обстреливающий населенные пункты НКР, военный кулак Азербайджана. Но эта задача оказалась Республике Арцах по плечу лишь спустя полтора года оборонительных боев и непрестанных трудов по строительству Армии Обороны НКР.

Левон МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯН


Loading