• Новости
  • Новости САР
  • Вот уже сорок лет, как нет в живых кумира нескольких поколений - Владимира Высоцкого. Но его талант, песни, харизма сделали его бессмертным

Вот уже сорок лет, как нет в живых кумира нескольких поколений - Владимира Высоцкого. Но его талант, песни, харизма сделали его бессмертным

Вот уже сорок лет, как нет в живых кумира нескольких поколений - Владимира Высоцкого. Но его талант, песни, харизма сделали его бессмертным. 25 января миллионы людей вспоминают Высоцкого и его произведения, пытаясь, как и полвека назад, найти в них ответы на вопросы о жизни и своём месте в ней, о проблеме выбора и компромисса, преодолении себя и обстоятельств.

Об «армянском детстве» Владимира Высоцкого, его друзьях-армянах и поездках в Ереван и других малоизвестных фактах из жизни легендарного артиста – в статье, опубликованной в журнале «Армения&Мир».

В 1949 году Володя Высоцкий приехал на
десять дней в Баку навестить родственников своей «мамы Жени» - бакинской армянки Евгении Мартиросовой-Лихалатовой.

Он жил на 4-й Свердловской. Ему определённо понравились родственники – южане. Он оживлённо крутился вокруг соседа, когда тот шашлыки делал во дворе. «Дядя Самвел, а как это делается?»

Помогал: «Посмотрите, как я делаю шашлыки!»

В Ереване Высоцкий побывал в 1970 году вместе со своим другом Давидом Карапетяном. Выступал он в каком-то очень большом и хорошем зале. Зал битком, при этом ни одного магнитофона у публики. Оценив это, Высоцкий решил позволить себе больше, чем на обычных концертах: раз не пишут – можно петь и запрещённые песни! Публика в восторге, после концерта стол ломится от угощений, деньги подали в конверте тут же по окончании и новенькими купюрами! Растроганный Высоцкий спрашивает: что это за организация, где его так прекрасно принимали? В ответ: «Это КГБ Армении». Поменявшегося в лице Высоцкого успокоили: «Ничего-ничего, всё в порядке, приезжайте к нам снова. Спасибо Вам большое!».

«Армянская» часть жизни Владимира Высоцкого практически неизвестна. За исключением, может быть, факта его дружбы с Левоном Кочаряном, сыном знаменитого актера и рассказчика, народного артиста СССР Сурена Акимовича Кочаряна. Лева Кочарян некоторое время поработал в Московском уголовном розыске, позже окончил Высшие операторские курсы и ушел в кинематограф. Именно в квартире Левона на Большом Каретном семнадцатилетний Высоцкий познакомился с Шукшиным и Тарковским, Юлианом Семёновым и Эдуардом Кеосаяном. Именно на кочаряновском «Днепре-10» и были сделаны первые записи молодого Высоцкого:

Где твои семнадцать лет?
На Большом Каретном...
А где тебя сегодня нет?
На Большом Каретном...

Левон Кочарян скончался от рака в 1970 году. Высоцкий очень тяжело переживал потерю своего друга. Марина Влади вспоминает, как Высоцкий узнал о смерти ещё одного своего друга спустя два года, в 1972-м «Ты кладешь трубку и начинаешь рыдать, как мальчишка, взахлеб. Я обнимаю тебя, ты кричишь:, «Енгибаров умер!». Великому миму посвящены строки поэта в «Канатоходце»:

«Он по жизни шагал над помостом – по канату, по канату, натянутому, как нерв».

Часто бывая с гастролями в Киеве, Высоцкий не мог пройти мимо бульвара Тараса Шевченко. Именно здесь, в своей квартире №64, «Ну, скажи, разве есть в этой стране гении, кроме нас с тобой?», - спрашивал своего друга Володю самый незаурядный армянин того времени Сергей Параджанов. Параджанов очень любил Высоцкого. Поэтому, когда в октябре 1981 года он тайно приехал в Москву (после тюрьмы ему была закрыта дорога в столицу) и Юрий Любимов пригласил его на общественный просмотр спектакля «Владимир Высоцкий», то Параджанов не только пришёл на спектакль, но и выступил на обсуждении.

Вспоминает сын гениального режиссёра Сурен: «В Тбилиси к папе ездили люди искусства с разных уголков мира. Например, его друг Ив Сен Лоран. А с Высоцким отдельная история. Очень влиятельные и обеспеченные люди Тбилиси узнали, что к Параджанову приехал в гости Высоцкий. Они напросились на вечер, и вот, хорошо выпили, и Владимир Семёнович потянулся за гитарой. Отец запротестовал: «Не позволю петь, от твоего голоса у меня с потолка штукатурка полетит, где я денег на ремонт возьму?» На что влиятельные гости ответили: «Вах, что ты такое говоришь? Такой человек? Пусть поет! Ремонт мы возьмем на себя». Слово своё они сдержали. Трудно сказать, как бы складывались отношения Высоцкого с армянами, если бы не его «мама Женя», а точнее, его мачеха Евгения Мартиросова (Лихалатова по первому мужу). Когда родители Володи расставались, было решено, что сын должен расти в семье отца – полковника Советской Армии Семёна Высоцкого. В 1970 году в Ереване поэт поднимая рюмку за друзей и за родителей, сказал: «Мне в этом смысле здорово повезло. Вторая жена отца – для меня вторая мама – армянка. Бакинская армянка».

Володя сразу стал для неё родным (у Евгении Лихалатовой не было собственных детей). Он жил с ними за рубежом и в её десятиметровой квартире в Каретном переулке.

С 1947 по 1949 год, когда Высоцкий жил в Германии, где служил его отец, воспитанием Володи в основном занималась «мама Женя», приобщая его к музыке и способствуя его обучению игры на фортепиано. Лихалатова поддерживала отношения и с матерью Высоцкого – Ниной Максимовной, уже после его смерти, которую она тяжело переживала, Евгения Степановна нянчилась с маленькой Наташей – первой внучкой Владимира Семёновича.

Жизнь Евгении Мартиросовой оборвалась трагически в 1988 году, её убила огромная сосулька, упавшая с крыши дома, когда она выходила из собственного подъезда. Она покоится рядом с мужем – Семёном Высоцким на Ваганьковское кладбище, неподалёку от сына.

С армянской диаспорой Франции Высоцкий познакомился в Париже. Судя по появившемуся тогда «Французским бесам», он был впечатлён увиденным: «Армян в браслетах и серьгах икрой кормили где-то, а друг мой в чёрных сапогах – стрелял из пистолета…».

https://armandmir.ru/pdf/1_2012.pdf

  
Назад
My Image
партнеры
Союза армян
россии
партнеры Союза армян россии